Вокруг света 1984-06, страница 8




Вокруг света 1984-06, страница 8

востоке республики в долине реки Агстев, которая берет свое начало на северных склонах Памбакского хребта, с недавних пор связан железнодорожной магистралью с Азербайджаном и Грузией. Достаточно соединить 64-километровой железной дорогой Иджеван с Разданом, чтобы сократить путь из Еревана к столицам Закавказских республик, важнейшим экономическим районам страны. Однако с первых же месяцев строители дороги Иджеван — Раздан столкнулись с серьезными трудностями. Необходимо было пробить семь тоннелей, и среди них вось микилометровый Меградзорский, соорудить двадцать два моста. На стройку съехались опытные взрывники, проходчики, мостовики, механизаторы. Среди них было много строителей тоннеля Арпа — Севан и Ереванского метрополитена. Но и для них тоннели в районе города Дилижана на подступах к Памбак-скому хребту оказались крепким орешком.

— Не знаю, ара, может, мне это только кажется, но нам, маркшей дерам, здесь работы невпроворот — успевай только инструмент «заряжать»,— вздохнул Володя, прилаживая на голове ярко-оранжевую каску.— Подожди — увидишь, почему я так говорю.

Я вспомнил, с какой поспешностью Володя глотал завтрак, как за дум чиво прощался с родными, рассеянно, кивком головы отвечал на приветствия знакомых, когда мы шли по сонным прохладным улицам Ид жевана. И сейчас его лицо, покрытое легким загаром, было сосредо

точенным. Только ясные, с голубизной глаза светились незащищен ностью и добротой Володя рывком надвинул козырек каски чуть ли не на самые брови и резко бросил в мою сторону:

Пойдем, что ли? Кого ждать?

Мы вошли в штольню.

От сырых бетонных стен тянуло холодом. Под ногами блестела маслянистая узорчатая колея. Слева, вдоль стены, змеились провода, шланги; справа тускло горели лампочки. Накануне я побывал в тоннельном забое. Меня поразили его размеры, чугунные тюбинговые перекрытия, толстые трубы для вентиляции и подачи сжатого воздуха, мощные насосы для откачивания воды. Здесь, в штольне, диаметр которой раза в два меньше тоннельной, все проще. Но и тут приходится отвоевывать буквально метр за метром. Когда строители выйдут на линию тоннельного ствола, разработка начнется в двух забоях.

Володя привычно — руки в карманах, воротник куртки поднят — вышагивал по штольне. Я — за ним. Ноги вязли в глинистом месиве. Изредка со свода срывались крупные капли. Грохотали отбойные молотки. В пыльной полутьме казалось, что от брезентовых курток проходчиков валит пар...

Высокий скуластый проходчик работал «с оглядкой»: несколько секунд присматривался, будто выискивая слабые места в породе, потом точно рассчитанным движением пускал в ход инструмент, откалывая увесистые глыбы. Его молодой напарник «вгрызался» в породу азартно и напористо — губа закушена,

светлые волосы выбились из под каски, слиплись на лбу.

Потом проходчики покинули забой. Пыль быстро выветрилась, осе ла. Было слышно, как шлепались в лужицу капли.

— Да, спутал нам обвал карты,— неожиданно произнес Володя, огля дывая массу рыхлой породы, заполнившей забой.

— Какой обвал?

— Было дело... Гора внутри вся гнилая. Чуть тронь — и сыплется и льется...

И он рассказал, как два дня назад во время пересменки сполз свод. Когда фонарями осветили место об вала, то даже без предварительных замеров поняли, что работы здесь не на один день. Приступили к рас чистке. Торопились: боялись нового оползня. В ход пошли даже лопаты, носилки.

Володя рассказывал об обвале, а я вспоминал беседу с одним из ве дущих специалистов «Армтоннель строя» Леонидом Аркадьевичем Арутюновым перед поездкой за Памбакский хребет. Свой первый тоннель Леонид Аркадьевич проло жил в горах Абхазии в пятидесятые годы. Потом были противообвальные сооружения на Закавказской и Азербайджанской железных дорогах, автодорожный тоннель под Пушкин ским перевалом, ливнеотводы на горных склонах возле города Камо, первая очередь Ереванского метро политена.

Арутюнов склонился над картой, расстеленной на столе:

— В горах Армении очень пестрая геология. Это значительно затруд няет проходку, требует тщательного геологического анализа, сложных маркшейдерских расчетов. Район Дилижана, где проходит трасса,— говорил Арутюнов,— один из слож ных в республике. Дилижан расположен на огромных оползневых массивах. Горы «начинены» глинистыми сланцами, алевритами — породами, которые при соприкосновении с воздухом теряют свою устойчивость...

Леонид Аркадьевич, как ведет ся борьба с обвалами и оползнями, угрожающими строительству?

- Математическим методом специалисты подсчитали, в каких случаях в районе Дилижана могут ело житься аварийные ситуации, на сколько при этом должен подняться уровень грунтовых вод. Режимные наблюдения ведутся по всей трассе В работу, кроме геологов, включи лись математики, кибернетики, ко торые создают математические мо дели оползней. Предлагают свои проекты противооползневых мероприятий и химики. Полимерные вещества, если их пропустить через воду источника, вспучиваются и увеличиваются в объеме в десятки и сотни раз, укрепляя устойчивость каменного массива...



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?