Вокруг света 1986-05, страница 36




Вокруг света 1986-05, страница 36

подобных акций будут приняты ответные меры».

20 апреля на юге Ливана на мине подорвался израильский «джип». Офицер и шофер погибли. Бегин отдал приказ совершить воздушный рейд. Израильская авиация нанесла ракетно-бомбовый удар по трем лагерям палестинских беженцев. Американцы не прореагировали.

В воскресенье 16 мая состоялось очередное заседание кабинета министров. На повестке дня один вопрос: претворение в жизнь «Большого проекта». Шарон требует решения и добивается своего. Отныне, в случае нарушения соглашения о прекращении огня Израиль немедленно (!) приступает к осуществлению операции «Ораним».

Этр решение было доведено до сведения американской администрации. В письме к Рейгану премьер-министр Израиля подчеркнул, что «если в результате террористического акта будет убит или ранен хотя бы один еврей, ЦАХАЛ войдет в Ливан, чтобы раз и навсегда уничтожить палестинские базы».

Сам Шарон считал, что настало время действовать. 19 мая он вылетел в Вашингтон, где 25-го состоялась встреча с госсекретарем Хей-гом. Официально посланец Тель-Авива отправился в США для участия в конференции Ассоциации американских евреев. В действительности, он получил письмо от Хейга. Тот писал, что «вместе с министром обороны Каспаром Уайн-бергером хотели бы видеть г-на Шарона в Вашингтоне, чтобы обсудить дальнейшее претворение в жизнь меморандума о стратегическом сотрудничестве и решить вопрос относительно будущих поставок оружия».

Израильский министр обороны проинформировал Уайнбергера о решении кабинета начать вторжение в Ливан и объяснил причины.

Выслушав, министр обороны США дал вполне определенный ответ:

— Вопрос о вторжении вы должны обсудить с государственным секретарем. Мы с вами можем рассмотреть практическую сторону. Например, какую военную помощь мы можем вам оказать...

В ночь на третье июня в Лондоне «неизвестными лицами» было совершено покушение на израильского посла Шломо Аргова, выходившего после приема из отеля «Дорчестер». Видимо, во время майской встречи в Вашингтоне госсекретарь Хейг не зря советовал Шарону, что «...наилучшим поводом для вашей операции могла бы стать смерть какого-нибудь израильтянина»!

На рассвете в тот же день премь-ер-министр провел экстренное заседание кабинета. Начальник гене

1 Имеется в виду соглашение о прекращении огня, заключенное между ООП и Израилем в июле 1981 года.

рального штаба Эйтан предложил министрам подвергнуть бомбардировке девять объектов в Бейруте и семь в Южном Ливане. Мнения разделились. В конце концов приняли решение нанести удар по трем объектам на юге и двум в ливанской столице.

Проведенные четвертого июня кровавые бомбардировки Бейрута и Южного Ливана (около 250 человек убиты и несколько сот ранены) вызвали — чего и добивались израильские правители — ответный обстрел палестинцами Верхней Галилеи, где один человек погиб и пять получили ранения.

В субботу, 5 июня, Бегин вновь созвал кабинет. Превозмогая боль в бедре, он встал с кресла-каталки и, опираясь на трость, произнес с надрывом:

— Я сделал все, что мог, для предотвращения войны. Но, видно, наша судьба — постоянная борьба за выживание.— Он помолчал, оглядел министров лихорадочно блестевшими глазами и прокричал: — Настал час борьбы!

Министры поняли, что возражать бесполезно, и подняли руки в знак одобрения начала операции в Ливане.

Поздно вечером 5 июня премьер-министр потребовал от начальника генерального штаба все карты и документы, относящиеся к операции «Ораним». Он зачеркнул фломастером старое кодовое название и написал новое: «Мир Галилее».

Шестого июня израильские дивизии вторглись в Ливан...

ИЗ ЖУРНАЛИСТСКОГО БЛОКНОТА

Западный коллега-журналист дал почитать дневник 68-летнего израильского полковника-резервиста Дова Ирмия, призванного в начале агрессии на службу.

«10 июня, четверг. В моей голове перемешались впечатления этого дня. Самое худшее из всего увиденного — зрелище несчастных людей. Я снова вижу потрясенные лица женщин, потерявших детей. Армия продолжает свою грязную работу.

12 июня, суббота. С утра возобновились бомбардировки Сайды. Самолеты сбрасывают горы бомб на лагерь палестинских беженцев Айн-Хильве. Это мне напоминает вторую мировую войну.

...Десятки тысяч людей собраны на берегу моря. Солдаты обращаются с ними жестоко. Повсюду слышатся окрики и ругательства. Так продолжается до полуночи.

13 июня, воскресенье. Во дворе школы около тысячи похожих друг на друга пленных сидят на земле под палящим солнцем. Руки скручены за спиной. У многих завязаны глаза. Одни теряют сознание, другие стонут от ран и побоев.

Замечаю пожилого пленного. Молодой солдат наотмашь бьет его. По лицу несчастного течет кровь, но солдат продолжает свое дело.

Чуть дальше вижу двух рослых солдат, прогуливающихся между рядами пленных. В руках у них полутораметровые толстые палки. Они бьют без разбора направо и налево.

19 июня, суббота. По радио услышал о «широкомасштабной гуманной акции», которую осуществляет израильская армия. Какая лживая пропаганда! Кажется, что мы научились многим вещам у фашистских специалистов.

22 июня, вторник. В лагере Раша-дия встретил старика по имени Диаб эль-Хасан. Он был арестован, а потом освобожден.

— Они меня били до пресыщения,— сказал он.

Какие точные слова! «До пресыщения...» И эти дикие звери принадлежат к моему «избранному» народу-

Если бы я знал, каким будет наше государство, я покинул бы его еще тридцать лет назад...»

В тот день я возвращался из Джу-нии в Бейрут. Шоссе блестело под лучами стоявшего в зените солнца. Справа, словно устав от жары, тяжело дышало неестественно бирюзовое море. На рейде в акватории порта стояли торговые суда, окутанные прозрачной голубоватой дымкой.

Въезжать в Бейрут решил через Национальный музей. Однако, выехав на улицу, ведущую к контроль-но-пропускному пункту, заметил впереди длинный хвост автомашин.

— Что случилось? — спросил я, поравнявшись с грузовиком.

— Взорвали какой-то банк,— ответил водитель и добавил: — Перекрыты все проезды.

На следующий день газеты сообщили, что в результате взрыва десять человек были убиты и около тридцати получили ранения.

...Я рассказал лишь об одном эпизоде. Подобные взрывы в Западном Бейруте случаются почти ежедневно, а иногда и несколько раз в день. То взлетит в воздух банк, то магазин или мастерская, то ресторан или бар, то мечеть или школа. В это трудно поверить, но почти за одиннадцать лет ливанской драмы в стране произошло 5730 взрывов.

Минувший год, по признанию бейрутских газет, был рекордным: свыше тысячи взрывов. Большинство из них — дело рук израильской агентуры, активно действующей в Бейруте и в других ливанских городах. Причем, пособники Тель-Авива не только устраивают взрывы, но и провоцируют вооруженные столкновения, терроризируют население, разжигают религиозную рознь.

Сейчас израильские агрессоры создали на юге Ливана «буферную зону», которая находится под контролем пресловутой «армии Южного Ливана», сколоченной и обученной ими же самими.

Операция «Мир Галилее» еще не закончена... Она продолжается...

Бейрут



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?