Вокруг света 1989-07, страница 28




Вокруг света 1989-07, страница 28

и многоцветных одежд, быстрых, изящных жестов, сверканье множества украшений и блеск выразительных глаз, передающих всю сумятицу чувств в базарной лихорадке...

Людской поток от вокзала течет по мосту за реку. Более тонкая струйка поворачивает в «чистую» часть города. В привокзальной толкучке выделяются строго одетые в костюмы мужчины с «дипломатами» в руках, которые направляются по служебным делам. Идя вместе с ними по тенистым аллеям, вдоль домов, увитых зеленью и цветами, видишь вывески магазинов, всевозможных контор и, конечно, рекламу «Рас-отеля» и банка, обязательных для каждого уважающего себя эфиопского города.

У ТКАЧЕЙ

Современная жизнь особенно поражает на промышленной окраине Дыре-Дауа. Шоссейная дорога разделяет деревенские хибарки, чудом выдержавшие наступление города, и машина вылетает на возвышенность. Внизу у подножия гор манит пальмовый оазис, где зелень деревьев, яркие пятна цветников чередуются со светлыми корпусами текстильного комбината.

Кончается смена, и рабочие усаживаются в автобусы. На лицах каждого написано удовольствие. Автобусов в стране немного, и то, что рабочую смену отправляют именно на них, подчеркивает государственное, так сказать, уважение к текстильщикам.

По цехам нас провел учтивый молодой человек с усиками, непосредственный и живой,— Мэконнын Те-вольде. Он постоянно откидывает назад пышные волосы, успевает отвечать на вопросы приветливо встречающих его рабочих, почти не прерывая своих пояснений о производстве, которым здесь, несомненно, все гордятся.

В разговоре очень привычно сравнение: до революции 1974 года и после. Раньше здесь царила компания «Коттон», принадлежавшая в разное время английским, итальянским, египетским, а затем и японским предпринимателям.

— Обратили внимание, как быстро выскакивает новая смена из автобусов и по сигналу сирены уже на местах? — обращается к нам Мэконнын.— А раньше рабочие долго брели на фабрику по пыльной дороге из города, а на машинах ездили только специалисты. Сейчас мы стараемся использовать свой хлопок — из районов Тэндахо, Аваш, Гамогофо, только станки закупаем за рубежом. Поставили машины-автоматы в прядильном цехе — самый современный теперь цех,— больше стали выпускать тканей, лучшего качества, не сравнить с дореволюционной продукцией...

Обычные для ткацких, прядильных цехов влажная жара и шум кажутся менее заметны благодаря белейшим

реющим в воздухе нитям, грудам пряжи, полыхающей всеми красками лета и осени. Вокруг - десятки тоненьких большеглазых девушек в разноцветных косынках и кофточках ни дать ни взять клумба с цветами. На залитом солнцем дворе фабрики мы присаживаемся на скамейку под громадным цветущим деревом. Рядом, разложив узелки с едой и кале-басы — высушенные тыквы — с водой, закусывают женщины. Перерыв.

Мэконнын Тевольде обращает наше внимание на группу мужчин в белых рубашках, проходящих через двор. Это специалисты с высшим образованием, все учились здесь и в Советском Союзе

Мы стараемся, чтобы рабочие могли получить среднее образование в вечерней школе, помогаем им материально. На самой фабрике есть центр повышения квалификации. Там новички получают специальности ткачей, прядильщиков, а квалифицированные рабочие проходят переподготовку, знакомясь со смежными профессиями Хотите с кем-нибудь из новичков познакомиться? весело спрашивает Мэконнын, оглядываясь в поисках подходящей кандидатуры. Но мы, узнав, что он секретарь фабричного комитета Рабочей партии Эфиопии, просим рассказать о себе.

РАССКАЗ МЭКОННЫНА О СВОЕЙ ЖИЗНИ

— Могу вас разочаровать: моя история обычна для простого сельского паренька, тиграи по национальности, после революции. Отец, крестьянин, арендовал клочок земли у богача в районе Агордау, что в Эритрее, выращивал сорго. С малых лет я и мои братья-помогали родителям во всех сельскохозяйственных работах. Лет в восемь начал учиться в школе, а затем, окончив ее, покинул Эритрею и переехал в город Мекеле.

Вскоре вступил в молодежный отряд и участвовал в борьбе с врагами революции.

Однажды город Агордау окружили контрреволюционеры. Наш молодежный отряд защищал город, выставив дозоры. Поддерживали мы связь и с соседними селами: крестьяне горными тропами подвозили продукты на осликах. Как раз в такой момент, когда мы вышли навстречу крестьянам, на нас напали из засады враги Отбиваясь от преследователей, отряд ушел в горы.

Спасла связь по радио с центром: там неожиданно перехватили переговоры наших преследователей и выяснили их состав. Мы также перешли на частоту противника и, выдав себя за союзников, сообщили, что на помощь революционерам движется в горы хорошо вооруженная бригада. Воспользовавшись замешательством врага, мы за полчаса поделили все крестьянские продукты и разошлись в разные стороны, растворились, чтобы встретиться в назначенном месте. Отряд был спасен и снова занял оборону у Агордау.

Город защищала всего одна бригада без тяжелого вооружения, без танков, лишь со стрелковым оружием. Но нам удалось не только отразить все нападения врага, но и отогнать его от города.

После этого я работал в освобожденном Агордау, затем перебрался в Дыре-Дауа. Для меня большая честь в 25 лет возглавлять партком самой крупной текстильной фабрики в стране. Здесь интересно, есть с кем начинать новое дело, больше половины рабочих — молодежь. Об учебе я уже говорил. Занимаемся также благоустройством фабрики. Есть у нас ленинская комната, а в читальном зале можно прочесть произведения Ленина на амхарском языке. Это политический и культурный центр фабрики...

26



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Сорго на клумбе

Близкие к этой страницы
Понравилось?