Вокруг света 1991-05, страница 37

Вокруг света 1991-05, страница 37

дения ребенка сажают деревца урюка или грецкого ореха — такая у нас традиция. У таджиков есть пословица: «Начинай строить семейный очаг с сада, тогда навсегда останешься здесь хозяином».

СЫН САДОВНИКА САМИБОЯ

Сад начинался в двух шагах от дороги и уходил к горизонту. Было начало мая, а на ветках висели абрикосы! Большие, без единого изъяна и червоточины.

— Угощайтесь! В этом году вы первый...— садовник Носирбой Са-миев пригнул тяжелую от плодов ветвь, стал срывать их в тюбетейку.

— Майские — самые полезные. Особенно для мужчин...

Садовник знал об урюке все-все, от древних легенд и стихов Рудаки до практических советов народной медицины.

— Абрикосы сорта «шири мода-рон», «материнское молоко», белы и сладки,— объяснял Носирбой.— Семь штук достаточно, чтобы уставший человек вновь бодрым себя почувствовал. Говорят, саженец этого урюка в давние времена умирающая мать опустила в пиалу с нацеженным из своей груди молоком. Чтобы урюк для ее младенца был схож с молоком матери...

— Этот колхозный сад,— Самиев широко раскинул руки,— называют «сад Сами Полвон»—«Богатыря Сами». В честь моего отца Самибоя, потомственного садовода. Он посадил его в 1929 году. Да не пришлось ему собрать первый урожай. В тридцать первом отца арестовали и увезли... Вырос я в детском доме. Тогда и дал клятву — обязательно садоводом стану, как отец. У отца было тридцать гектаров, мой сад — в десять раз больше. А урожаи одинаковые. Отцовский урюк, как мне запомнился, даже слаще. Осенью устроим наш древний праздник — Мехргон. Будем абрикос сажать в горах, танцевать, петь песни и угощять друг друга урюком, курагой, кайсой, аш-таком.

. — Урюк и курагу знаю,— прервал я рассказчика,— а что такое кайса и аштак?

— Аштак,— объяснял садовод,— это сушеный абрикос, без косточки, со вставленным ядром, а кайса — без ядра и без косточки.

Сушка абрикоса — настоящее искусство. Сначала тщательная сортировка. Самый крупный, отборный — на курагу, кайсу, аштак. Потом абрикосы промывают в проточной воде и подсушивают. Это надо делать быстро, в течение получаса, не более. Потом окуривают плоды сернистым газом, часа два, разложив в один слой. Кайсу еще провяливают на солнце два дня, затем выдавливают косточку. И опять выставляют на солнце — досушивают четыре дня.

"Чтобы кайса одна к одной была, без звона сыпалась и не слипалась в комок, чтобы цвет у нее был янтарный и аромат сильный, абрикосовый.

Великий Авиценна писал в «Каноне врачебной науки» о чудодейственных свойствах абрикоса и даже ставил долголетие человека в зависимость от количества съедаемых плодов. А другой таджикский ученый-медик XVIII века Мухамед Хусейн ибн Мухаммед в трактате «Сокровищница лекарств» утверждал, что урюк лечит многие тяжелые болезни.

За дастарханом хозяин подал мне густой отвар из урюка:

— Напиток бодрости и умножения энергии...

Тут же стояли блюда с ядрами абрикоса, которые, как считал Но-сирбай, питают мозг.

— Вот попробуйте,— предложил хозяин,— еще одно древнее таджикское лакомство — персипан. Его из ядра абрикова, крахмала и сахара согдийцы делали.

— Говорят, у вас абрикос в трудные годы как хлеб был,— заметил я.

Носирбой возразил:

— Зачем как хлеб? Именно хлебом был абрикос в войну... Мы мололи скорлупу косточек на муку, добавляли в нее горсть ячменной муки и немного тыквы, чтоб мягче была, и пекли лепешки. Ели горячие. Остывшие, они становились как камень. Сейчас «абрикосового хлеба» в доме, конечно, нет, но осенью, на праздник Мехргон, обязательно выпеку, как память о всех погибших на той войне таджиках и об отце тоже...

Садовник Носирбой, сын садовника Самибоя, задался мыслью собрать в своем саду все сто пятьдесят видов абрикоса, что растут на севере Таджикистана.

СЛАДКАЯ БОГАРА

Я ничего не понимал: меня, въезжающего в кишлак Фахрабад на ослике, встречали дети на велосипедах, взрослые у ворот, старик на лошади — и все приветливо, но как-то странно улыбались. Секрет раскрылся при встрече с руководителями совхоза имени Джабара Расу-лова.

— Вот вы приехали на осле,— заметил директор совхоза Эгамберды Бабаджанов,— а знали бы, что он сделал для виноградников, вряд ли залезли бы на спину этому почтенному животному. Говорят, однажды, давно это было, осел объел листву на виноградных лозах, и они дали огромный урожай. С тех пор таджики обрезают лозы. Правда, памятник за эту услугу ослу поставили греки...

Здешний совхоз по производству винограда занимает первое место в стране. Одного кишмиша более 40 тонн отправляет за пределы респуб

лики. А начиналась «сладкая» богара непросто. Раньше здесь был колхоз мясо-зернового направления. Но ни зерна, ни мяса много не получишь, когда кругом горы.

Прочитал Эгамберды в каком-то журнале, что и в горах виноград расти может: корни его в глубь земли до десяти метров проникают, сам воду ищет. И загорелся — попробую! Декхане посмеивались:

— Для наших предков сад домом был, все знали, как делать, однако в горах виноград не сажали.

Но председатель решил рискнуть. Распахал борозды сверху вниз, выкопал неглубокие лунки, как в долине делают, посадил лозу. Полили даже разок. Но не прижился виноград.

Выходило — правы декхане. А председателю все равно снились сады в горах, тем более что узнал он о горных садах на юге Казахстана. Снова стал ходить в горы, брал с собой лозу для поисков подземной воды — и нашел! Догадался и почему погибли первые саженцы: в горах нельзя копировать приемы долинного поливного виноградарства.

Снова выбрал участок на взгорье, защищенный и от холодных северных ветров, и от сухих восточных. Лунки вырыли глубокие, и саженцы отобрали с сильными корнями. До начала дождей два гектара успели посадить. Прижился виноград.

— Случайность...— упорствовал Сами Мастанов, лучший мастер богарного земледелия.

Но осенью пришел посмотреть. Пробовал ягоды, молчал. Потом взял лопату, ведро, веревку и начал копать у куста. Четыре метра уже длина корня, а конца не видно...

— Твоя взяла, Сайд,— поднял от земли улыбающиеся глаза бригадир Мастанов. И стал Сами садоводом.

— Какие у виноградарей секреты?— пожимает плечами Эгамберды.— Любознательность нужна, наблюдательность, да и выдумка помогает. Теперь знаем: полезны горнодолинные ветры, которые никогда не бывают сильными, днем дуют вверх, ночью — вниз, регулируя влажность воздуха. Ряды виноградника располагаем поперек склона: весенние воды здесь и остаются.

Рассказали мне, что самые урожайные на богаре сорта «Тайфи розовый» и «Кульджинский». По 150 центнеров ягод с гектара собирают. Осенью склоны прямо-таки сверкают янтарем...

Смотреть виноградники мы поехали... ну, конечно, не на осле!

«В ПРИРОДЕ НЕ ОБНАРУЖЕНЫ»

— Смотрите, плоды и цветы на дереве вместе!— Раздвигая густые ветви, я шел по широкой застекленной траншее. Чувствовался сильный аромат лимона. Вокруг жужжали пчелы...

— Вы не первый удивляетесь,—

35

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?