Вокруг света 1991-05, страница 38

Вокруг света 1991-05, страница 38

сказал садовод-ученый Махмади Касимов, с которым мы приехали на Вахшскую опытную станцию субтропических культур.— Лимон — необычное дерево, бывает, цветет круглый год. И плоды висят на ветвях тоже по году. Еще — представляете!— зрелый плод, если его не срезать, перезимовав, весной снова зазеленеет. И еще — нигде в мире не обнаружены дикие лимоны...

Известно, что во второй половине XVII века много саженцев лимона завезли в Москву из Голландии и посадили в кремлевских «ран-жерейных палатах».

В 1714 году князь Меншиков построил под Петербургом дворец с огромными оранжереями, где разводили лимоны и апельсины. Слобода, а позже город назывались долгое время Ораниенбаум («апельсиновое дерево»). Ныне это город Ломоносов

— Ну а как же лимоны оказались здесь, в Таджикистане?— интересуюсь я.

— Это особый случай,— говорит Касимов.— Их подарили нам грузинские коллеги.

...В 1935 году из Батуми и Сухуми были привезены саженцы лимона. Но растения желтели, подсыхали верхушечные побеги. К концу 1945 года сохранились только четыре лимонных деревца, высаженных в траншеях за год до войны. Это был сорт Мейера, родом из Китая. Самый холодостойкий. От этих растений, которые плодоносят и сейчас, ведут начало все лимонные деревья этого сорта во всем Таджикистане.

— А знаете, какое особенно удивительное свойство лимона?— спросили меня сотрудники станции.

— Он самый кислый на свете,— улыбнулся я.

— Тогда пробуйте!— мне протянули сразу штук шесть.

— Это и есть лимоны Мейера. Они похожи на апельсины. И по вкусу напоминают их: сладковато-кислые и очень сочные. Их едят обычно на десерт, необыкновенно полезные. Лимонами Авиценна лечил от высокого давления, ангины, язвы желудка и других болезней.

Но еще больше удивили меня сотрудники станции, когда сказали, что из одного семени лимона вырастает четыре дерева, а порой и десять, надо только вовремя рассадить растеньица. С каждого дерева здесь собирают по четыреста плодов. Только на юге республики выращивают более десяти миллионов лимонов в год.

Вахшские лимоны — самые крупные, самые сочные, с тонкой кожурой и очень ароматные. Усталость, сонливость и простуду как рукой снимают, особенно если с зеленым чаем... Это я на себе проверил!

Душанбе — Курга н-Т ю б е — X о д ж е н т

Лев МИНЦГ

наш спец. корр.

ИЗМЕНЕНИЕ ТОПОНИМИКИ

Для тех, кто любит ономастику — науку об именах человеческих, географических, астрономических и прочих, увлекательнейшим чтением может стать даже телефонный справочник. Еще интереснее список избирателей: ведь там, кроме имен, есть и годы рождения, и, внимательно его изучая, вы можете увидеть, как менялись вкусы людей в отношении имен, даваемых своим потомкам, а сопоставив с датами исторических событий, можете понять и причины этого изменения вкусов. Названия географических объектов — городов, улиц, даже островов и озер — все, что входит в понятие «топонимика», изменяются не так постепенно, зато нагляднее. Наверное, потому, что связано это изменение всегда с каким-то катаклизмом, обычно историческим. Смена названий улиц — всегда верный признак резких перемен в жизни общества.

В БУДАПЕШТЕ МЕНЯЛИ НАЗВАНИЯ

Делали это достаточно цивилизованно: под старой табличкой появлялась новая, чуть другого фасона; верхнее название перечеркивали широкой косой красной полосой. Достаточной, чтобы сразу ее увидеть, и такой, чтобы она не замазывала отмененное имя.

На красивейшем проспекте Народной Республики — по-венгерски он носил абсолютно непроизносимое для иноземцев имя Нэпкёзтаршашаг утьа — появилось на новых табличках имя графа Андрашши, популярного государственного деятеля старых времен. Но ближайшие два года можно писать письма и на проспект Народной Республики. Они дойдут.

Улица Маяковского вновь стала Королевской. Восьмиугольная площадь 7 Ноября — Октогоном, что по-гречески и значит «восьмиугольник». Кольцевой проспект Ленина стал снова проспектом Терезии, точнее Марии-Терезии, императрицы Австрии и королевы Венгрии.

Исчезла и улица капитана Гусева. Капитан Гусев никогда не существовал в действительности. Его талантливо изобрел пролетарский писатель Бела Иллеш: в его повести капитан царской армии Гусев с ротой солдат во время подавления венгерской революции 1848 года перешел на сторону Кошута.

36

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?