Вокруг света 1991-05, страница 65

Вокруг света 1991-05, страница 65

Рофаэяь СаВатини_

-

Тринадцать человек сидели вдоль длинного стола, застеленного красным бархатом, перед каждым лежали письменные принадлежности. Все они смотрели на Колона.

Председательствовал фрей Эрнандо де Талавера, теперь епископ Авильский. Его кресло с резными ручками стояло на небольшом возвышении. По правую руку от него сидел Деса, по левую — дон Родриго Мальдонадо, опытный мореплаватель, губернатор Саламанки. В состав комиссии входило еще трое мирян: дон Матиас Ресенде, адмирал, командующий флотом Арагона, и два канцлера, Кинта-нилья и Сантанхель. Из остальных членов комиссии пятеро представляли орден святого Доминика, все профессора университета Саламанки. Шестой, фрей Иеронимо де Ка-лаорра, известный математик, носил серую сутану ордена святого Франциска. А последним, седьмым, был дон Хуан де Фонсека, священник, живущий в миру и обладающий особым даром находить новобранцев для армии и флота. Именно ему доверяли король и королева подбирать команды на новые корабли. Этим, собственно, и объяснялось его включение в состав комиссии.

Напротив Талаверы, по другую сторону стола, стояло одинокое кресло, которое епископ взмахом руки и предложил занять Колону.

Тот поклонился комиссии и сел, положив карту на колени. Талавера тотчас же обратился к нему.

— Мы собрались здесь, сеньор, по приказу их величеств, чтобы выслушать вас, изучить доказательства, на которых основаны ваши доводы, и вынести решение об осуществлении экспедиции. Позвольте заверить вас, сеньор, в наших суждениях не будет места предвзятости. Мы приглашаем вас начать.

Хотя Колона и не просили, он встал для большей убедительности своих слов.

Он рассказал о путешествии Марко Поло, процитировал страницы из книги венецианца, касающиеся расположения острова Сипангу. Напомнил присутствующим о сферичности Земли, о теории Птолемея, указав, что теория эта неопровержимо доказывает, что, плывя на запад, можно достичь и острова Сипангу, и земель, лежащих за ним. Независимым доказательством существования этих земель являются предметы, выброшенные западными штормами на берег Азорских островов. Стволы деревьев с резьбой, гигантский тростник, который не растет в известном нам мире, но о котором упоминал Птолемей.

Тут его впервые прервали.

— Вы говорите, сеньор,— подал голос Мальдонадо,— о том, что вы видели или слышали. Но нам показать этого вы не можете, как и мы не можем принять ваши слова на веру.

Две или три головы согласно качнулись. Колон вспыхнул. Взгляд его горящих глаз уперся в дона Родриго.,

— Я говорю, господа, о тех фактах, которые известны практически всем, кто уделял какое-то время изучению этого вопроса.

Его расчет оказался верным. Никто не пожелал признать себя невеждой.

И после короткой паузы Колон продолжал изложение своих аргументов. Отталкиваясь от божественного пророчества Эсдраса, которому Господь Бог поведал, что водная гладь занимает седьмую часть Земли, он провел расчеты, которые показали, что земля находится примерно в семистах лигах к западу. И земля эта — восточная оконечность Индии, как следует из карты, которую он хотел бы представить на суд комиссии.

Колон развернул пергамент, подошел к столу и положил карту перед председателем комиссии епископом Авилы.

По знаку Талаверы Деса и дон Родриго придвинулись ближе, чтобы рассмотреть карту. Они не произнесли ни слова, и карта перешла к другим членам комиссии. Наконец, когда карта вновь оказалась перед Талаверой, темные глаза епископа остановились на Колоне.

— Вероятно, у вас есть и другие аргументы? ---

_К0ЯУШБ

-^

— А разве тех, что я привел, недостаточно? — спокойно возразил Колон.

— Мы слышали в основном предположения, подкрепленные логическими рассуждениями, но не фактами.

— Позвольте с вами не согласиться. Дедуктивный метод поиска доказательств знаком каждому математику и, пусть в меньшей степени, любому моряку.

Талавера повернулся к адмиралу.

— Что вы на это скажете, дон Матиас?

— Это хороший ответ, мой господин. И едва ли можно спорить, принимая во внимание сферичность Земли, а в этом уже нет сомнения, что, плывя на запад, мы обязательно достигнем восточной оконечности суши.

Но с конца стола прозвучал хриплый голос.

— Является ли сферичность Земли доказательством того, что суша наличествует и на другой половине сферы? — в спор вступил Калаорра, монах-францисканец.— Мне представляется, что те, кто поплывет в открытый океан, лишатся даже надежды на возвращение.

— Однако дальние плавания уже не в диковинку,— заметил Колон.— Португальские моряки совершали их не- , мало, принеся славу и богатство королю Жуану.

— Но португальцы Тем не менее не покидали границы между сушей и океаном,— францисканец бросил на Колона злобный взгляд.— Вы же предлагаете нечто иное — плыть на запад, через океан. Сама сферичность Земли, на которую вы так упираете, указывает на то, что возвращение невозможно. Вы можете плыть вниз по склону морей. Но как вы надеетесь подняться вверх по склону?

— Едва ли теологи достаточно хорошо разбираются в этой проблеме,— Колон позволил себе выразить сомнение в компетентности спрашивающего.— И я предлагаю морякам вспомнить из своего опыта, приходилось ли им видеть, как корабль исчезает за горизонтом, так что скрываются верхушки мачт, а затем появляется вновь?

Он посмотрел на Мальдонадо и Рисенте. Оба согласно кивнули.

— В этом нет никаких сомнений,— подтвердил дон Родриго.

— Каждый моряк это знает,— вторил ему адмирал.

— Иллюзия! — твердо заявил Фонсека. — Такая же иллюзия, как остров святого Брандана, который видели многие, но не достиг ни один. Принять ваши теории все равно, что признать такую глупость, как существование антиподов.

Слово взял один из' доминиканцев, фрей Хустино Вар-гас, доктор канонического и гражданского права.

— Что бы там ни говорили космографы, один из основоположников нашей церкви выражает сомнение в существовании антиподов. Лактантий ставит-вопрос так: можно ли дойти до такой глупости, чтобы верить, что люди ходят ногами вверх, а головами — вниз* или, что есть земли, на которых деревья растут в глубь тверди, а капли дождя падают в небо?

— Он был мореплавателем, этот Лактантий? — сухо осведомился Колон.

От этого вопроса лица теологов помрачнели, а Талавера резко одернул Колона.

— Лактантий — один из основоположников нашей церкви, святой человек, по авторитету сравнимый с авторами Евангелия.

— Евангелие не имеет никакого отношения к тому, чем мы сейчас занимаемся.

— Вот тут вы не; правы, сеньор. Великий святой Августин особо подчеркивал, с^оль важна проблема антиподов для нашей веры. Если допустить, что на другой стороне Земли есть населенные острова, это равносильно признанию, что люди там произошли не от Адама, поскольку нас разделяет океан, пересечь который невозможно. Возникает противоречие со Священным писанием, где ясно сказано, что мы произошли от первого человека, сотворенного Богом.

На мгновение Колон оцепенел, провалившись, как он мог догадаться, в теологическую трясину.

-:--(х

29

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?