Вокруг света 1991-05, страница 63

Вокруг света 1991-05, страница 63

Рафаэль СаВатини

КОЛУМБ

хг

аись в ее лицо.— Что значит «ничего»? Как же так, девочка моя, ты пошла, чтобы предупредить его, и осталась на ночь, чтобы он мог отблагодарить 1-ебя. Ты не могла потратить это время впустую. Ни в коем разе,— он помолчал.— Ну?

— Повторяю, я ничего вам не принесла.

— Ага! — Галлино подошел к ней вплотную.— Но откуда столь вызывающий вид? Что это должно означать? — Он больно схватил ее за руку, глазки его злобно блеснули.— Уж не свалилась ли ты в ту яму, что вырыла для него? Не поддалась ли чувствам? Не приняла ли нас за дураков? Глупая потаскушка! Я получил ответ. Я заподозрил неладное, когда Рокка рассказал мне, как ты испугалась, услышав угрозы твоего дружка графа Арияса в отношении этого паршивого моряка.

— А графа-то вы убили,— глухо ответила Беатрис.

— Думай что тебе хочется. Но держи эти мысли при себе, если тебе дорога собственная жизнь. А лучше — забудь об этом. И вспомни своего брата, гниющего в подземелье. Ты и только ты оттягиваешь его освобождение.

Смертельно побледнев, Беатрис добралась до дивана и безмолвно рухнула на него. Но Галлино не отступал:

— Уж не хочешь ли ты сказать, что тебя обманули? Что ты заплатила условленную цену, удовлетворив сладострастие подонка, и ничего не получила взамен?

— О, какой же вы мерзкий!

— Мне без разницы, каким я тебе представляюсь, однако я должен знать истинное положение дел. Я хочу знать, остались ли мы в исходной точке или все же продвинулись к цели.

Галлино наклонился над Беатрис и заговорил вновь, уже без угроз, будничным голосом.

— Для меня, собственно, неважно, что случится с твоим братом. Но, по меньшей мере, будь честна с нами. Не транжирь нашего времени, если у тебя отпало желание спасти брата и ты решила отдать его в руки закона. А по закону, как ты знаешь, его ждут или галеры, или палач.

Раздираемая противоречивыми чувствами, Беатрис никак не решалась вступить на одну из двух лежащих перед ней троп. Каждая из этих троп вела к предательству: одна — брата, другая — возлюбленного.

— Подождите, подождите...— в ужасе перед таким выбором Беатрис обхватила голову руками.— Вы требуете невозможного. Как я могла взять карту, когда он все время был в комнате?

Посмотри она на Галлино, то увидела бы по хищному блеску его глаз, как много сказала эта фраза агенту Совета трех. Голос его смягчился.

— Действительно, как? Ты, однако, знаешь теперь, где он хранит карту, а это уже кое-что,— Галлино помолчал, пристально наблюдая за Беатрис. Поскольку та не отвергла его догадки, Галлино понял, что стоит на правильном пути.— Когда ты сможешь проникнуть в его тайник?

С этим вопросом он, похоже, поспешил.

— Никогда! — вскинулась Беатрис.— Красть я не буду! Не буду!

Галлино шумно вздохнул, чтобы успокоить себя и не сорваться на крик. И, улыбаясь, продолжил:

— Столько трудов, и все понапрасну. Впрочем, ты зашла достаточно далеко: узнала, где карта. Так почему бы тебе не сделать еще шажок и не спасти своего несчастного брата?

— Я вам ответила. Красть я не буду.

— Да. Ответила...— мрачно улыбнулся Галлино.— Действительно, ответила.— Он немного постоял, затем резко повернулся, пересек комнату и скрылся за дверью.

Галлино вернулся в «Фонда дель Леон» дожидаться Рок-ку, который заявился лишь после полудня, со свежими новостями. Из Саламанки ко двору прибыла ученая комиссия. Слушания начнутся незамедлительно. Не завтра, потому что завтра — праздник тела Христова, но в пятни-

STL

цу, возможно, в субботу, во всяком случае, не позднее следующей недели, поскольку их величества спешат в Бегу. Поэтому действовать нужно незамедлительно. Беатрис должна сегодня же раздобыть карту. Слишком уж она медлит. Но, может, прошлой ночью...

— Она не медлит. Нет. Все гораздо хуже. Эта дура сама угодила в расставленную ею сеть.

Глаза Рокки выкатились из орбит, и он разразился потоком ругательств в адрес Беатрис, прервать который Галлино удалось с большим трудом.

— Подожди. Подожди. Нет худа без добра. Она знает, где спрятана карта.

— Если она знает это, то не так уж сложно заставить ее сделать и остальное.

— Не так уж сложно? При ее-то характере? Принуждение только укрепит ее в верности Колону.

— А ее брат?

— Есть любовь посильнее сестринской. Разве ты этого не знаешь?

Рокка на мгновение задумался.

— Если она знает, где Колон прячет карту, значит, она, ее видела. То есть у нас не должно быть сомнений в том, где карта находится. В его квартире.

Галлино пренебрежительно хмыкнул.

— Да ты у нас кладезь премудрости.

Рокка пропустил шпильку мимо ушей.

— Значит, так,— продолжил он.— Завтрашний день — наш верный шанс. Колон примет участие в торжественной процессии. То есть его полдня не будет дома. За это время мы успеем перетрясти все его пожитки.

Галлино уже не хмыкал.

— А как мы войдем в его комнату?

— Если не отыщем ключ, я просто взломаю замок.

— А владелец дома, портной?

— Уж его-то не будет наверняка. Ни один новообращенный в Кордове не решится поставить под сомнение свою приверженность к христианству. Все они уйдут на праздник. Такая удача выпадает не часто.

Галлино согласно кивнул.

— Я прихожу к выводу, что ты совершенно прав.

Глава 17. ПРАЗДНИК ТЕЛА ХРИСТОВА

Под жарким июньским солнцем Андалузии людское море заполнило Апельсиновый сад. Руководил всем алькальд Кордовы дон Мигель де Эскобедо.

Трубачи по знаку алькальда подали сигнал, лишь когда солнце достигло зенита и жара стала невыносимой.

В то же мгновение загудели колокола кафедрального собора и распахнулись огромные бронзовые двери собора, знаменуя начало праздника.

Дон Мигель вскочил на коня, по взмаху его руки альгва-силы выстроились двумя рядами, формируя голову процессии, и со скоростью пешехода двинулись по улице, тротуары которой запрудили зрители. Жители окрестных домов наблюдали за процессией из окон и с балконов.

Медленно, со многими остановками ползла процессия под уже невыносимо жарким андалузским солнцем, среди толпы, запрудившей улицы. Наконец, замкнув круг, авангард колонны достиг Альмодовара, где в специально сооруженном павильоне дожидалась королева и придворные дамы.

Прошло три полных часа, прежде чем процессия вновь втянулась в Апельсиновый сад и в кафедральном соборе началась торжественная служба.

Эти три часа венецианские агенты использовали весьма продуктивно.

Мастерская Бенсабата, как и все другие лавочки и магазинчики, закрылась по случаю великого праздника. Но ворота во двор портной не запер, а на улице не было ни души, поскольку все ушли на торжества. Так что Галлино и Рокка проникли во двор незамеченными. Они поднялись по лестнице, и предусмотрительный Рокка

Л

27

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?