Вокруг света 1991-06, страница 39




Вокруг света 1991-06, страница 39

ка с «синтетическим» именем Иван Карлссон. Он настолько обрадовался тому, что я приехал из России автостопом, а не на захваченном самолете, что подарил мне 20 крон от полноты чувств.

Иван провез меня совсем немного и высадил на живописном пригорке, откуда открывалась панорама озера, леса, гор. В таком месте не грех и поторчать лишних полчаса, тем более, что в Швеции малина и прочие ягоды начинают расти прямо от дороги. А уж грибы такие огромнющие, словно муляжи. И, что самое удивительное — ни одного грибника.

Смирившись с тем, что прошел за день чуть больше трехсот километров, я уже начал было приглядывать место для ночлега, как вдруг был подхвачен молодым преподавателем из университетского городка Умео.

Дальше пошли неприятности. Беспечный преподаватель, поклонник Боба Дилана, оставил меня в центре Умео. Я решил выбираться за город, чтобы «голосовать» дальше, но попал в ловушку виадуков, сбился с дороги, в конце концов вышел к главной дороге и оказался пленником «хайвэя», огороженного забором с двух сторон.

Двинулся параллельно забору в надежде, что он когда-нибудь кончится. Шел по кустам, канавам, вышел в уютный пригородный поселок. Представляю, каким контрастом я смотрелся в своей далеко уже не белой куртке с рюкзаком на фоне аккуратнейших газончиков, богатых ярких коттеджей и разодетых шведов, наслаждавшихся в своих двориках заходящим солнцем.

Потом кончился поселок и началось поле. Шоссе стало доступней, но машин все меньше и меньше. Было ясно — я потерял свой шанс: после девяти вечера уже нет охотников брать попутчиков.

Бреду вдоль поля в поисках желанного сарайчика, но того все нет. Видать, не судьба обжить скандинавский амбар. Километров через пять показались деревья. Делать нечего, решил заночевать в лесу.

В полутьме нашел более-менее ровное место для ночлега, и тут новая напасть — комары. Шведские комары, конечно, не такие бесцеремонные, как якутские. Есть в их поведении какая-то европейская галантность, однако от этого не легче, если спишь под открытым небом.

Забравшись с головой в спальник, чувствую, как гудит тело и гудят грузовики, мчащиеся по ночному шоссе в ста метрах. Да, денек вышел не совсем удачный, и все же я не унываю, а это главное. Человек должен быть хозяином обстоятельств, а не наоборот.

Этот философский пассаж внезапно вытолкнул на поверхность сознания странную идею: я вспомнил, что в рюкзаке есть бутылка водки, спрятанная на всякий случай! Так вот же этот случай! Чем еще можно скрасить тяжелый день на чужбине, закончившийся ночевкой в лесу?

Я вынырнул из спального мешка и в три секунды сервировал стол для

нелепой ночной попойки в одиночку...

После второго стакана я перестал замечать комаров, острые камни под спальником. Вспомнился сходный эпизод из жизни легендарного Штирлица—Исаева, когда тот в одиночку отмечал День Красной Армии. Было в этом что-то лирическое — пустынный лес северной Швеции, водка завода «Кристалл» и рокот ночных грузовиков. Неожиданно я заметил, что разговариваю сам с собой — видимо, сказалась тоска по родному языку. Этого только не хватало! Хорошенькая картинка будет, когда шведские полицейские обнаружат в придорожном лесу свихнувшегося пьяного русского. Хватит с них тех угонщиков, которые терроризировали шведских авиадиспетчеров весь июль. Спать, спать пора. Завтра будет еще один нелегкий день.

ПОВЕЗЛО!

Легкий утренний дождик не дал залежаться в импровизированной койке. Пулей вылетел на шоссе, и —удача— сразу был подхвачен на 50 километров. Радушный водитель подарил подробную карту Швеции — знатный подарок!

Банка пива в придорожном магазинчике поправила самочувствие после вчерашней вечеринки, и только после этого пришла настоящая удача: притормозивший парень на микроавтобусе ехал на юг страны. Более чем 1000 километров по пути!

Теперь можно расслабиться и с ленцой поглядывать в огромные окна микроавтобуса по сторонам. Вот показалось море, пошли замечательные пейзажи побережья. На скорости пролетали маленькие городишки с мудреными названиями Эрншельдсвик, Хернё-санд, Сундсваль. Машин становится все больше — все же к югу едем. А вот промелькнули «коллеги» — два автос-топщика с табличками. Привет, ребята, машу им, сегодня мне подфартило, дай Бог и вам не задерживаться на обочине!

Стен, мой водитель, работает инженером лесного хозяйства — как и его финский коллега Юкка восстанавливает вырубленные леса. Стен рассказывает о своей учебе в институте, о том, что до сих пор выплачивает деньги, взятые в долг у государства. Учеба-то у них бесплатная, но жить же надо на что-то, потому и берут студенты заем, который затем становится ярмом на долгие годы. Правда, не все его выплачивают полностью — в этом плане государство не очень настойчиво.

Маленькие фермочки, ажурные стожки, мельницы, туристская узкоколейка и живописные озера. Так вот ты какая, легендарная Швеция, объект воздыханий эмигрантов всего «третьего» и коммунистического миров. И впрямь, трудно отказаться пожить в такой «буклетно-глянцевой» стране.

Спрашиваю у водителя, отчего почти вдоль всех дорог устроены проволочные заграждения, частная земля,

что ли? Не обязательно, отвечает Стен, огораживает государство, тратя десятки миллионов крон на это, с одной целью —спасти оленей, которые выбегают на шоссе под колеса. Для шведов их леса и озера предмет национальной гордости.

— Теперь, после чернобыльской катастрофы, к гордости добавилось чувство тревоги, — добавляет он.

Да уж, хорошенький подарочек мы преподнесли Скандинавии в восемьдесят шестом.

Замечаю еще одну интересную деталь—у каждого шведского домика стоит во дворе флагшток с веселым желто-голубым национальным флагом. Как это здорово, когда народ безо всякого принуждения гордится своим Отечеством.

День идет на убыль, а мы все едем, едем — Эскильстуна, Норчёпинг, Лин-чёпинг, а вот совсем очаровательное местечко под ласковым названием Киса. Стен уже порядком устал, но мы неуклонно приближаемся к цели. Еще один городишко и еще один, а вот и Векш — место, где наши дороги расходятся.

Стен останавливается на выезде из Векш. Рядом лесок с традиционной «оленезащитной» оградкой. Здесь будет мой ночлег.

Стен помог мне найти хорошее местечко для сна в лесу на мягкой и сухой подстилке из мха. Он заводит машину, потом выскакивает из кабины:

— Подожди, Сергей. Тут у меня продукты кое-какие. Они тебе нужней,— протягивает пакет со всякой всячиной. — Ну, удачи тебе.

Прощальный гудок, и я остаюсь один. Совершенно не страшно в лесу, хотя где-то рядом шуршит какая-то лесная зверушка — заяц, наверное. Надеюсь, олени давно спят.

Вот и еще одна ночь в лесу, ставшем немного родным за эти два дня. Перед сном прикидываю по карте —около двухсот километров до Хельсингборга, а там паром в Данию, и останется 30 километров до Копенгагена. Спасибо этому удачному дню. Впрочем, спасибо всем дням. Как бы мы отличали хорошее от плохого, если бы не было сравнений?

ВСЕ В ПОРЯДКЕ В ДАТСКОМ КОРОЛЕВСТВЕ

И снова утренний дождь стимулирует ранний подъем.

Не всем по душе смотреть на страдания ближнего, мокнущего у обочины. Так случилось и на этот раз: стоило дождю усилиться, как тут же остановился солидный мужчина и подвез 20 километров.

Высадив меня на развилке, он неожиданно вернулся, притормозил:

— Держи, чуть не забыл, — сказал он, протягивая пару яблок.

А потом был Кристоферсон, молоденький продавец радиоаппаратуры из Хальмстада, города на побережье другой стороны Скандинавского полуострова. Парень настолько проник



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?