Вокруг света 1991-11, страница 57

Вокруг света 1991-11, страница 57

ХОЗЯЕВА И ГОСТИ

Индейцы-яноама, живущие на стыке границ Бразилии и Венесуэлы, штанов не носят. Юбок тоже. И вообще не носят никаких предметов европейской одежды. У них свои правила приличия. Но они знают, что у других людей другие правила, которые надо соблюдать. А потому на миссионерской станции Каса-де-Мисеркордиа, куда стали время от времени попадать туристы, не заботившиеся о своих туалетах в этой глуши, появилось по требованию старейшин яноама объявление:

«Доступ на территорию неприлично одетым запрещен». А далее разъясняется: шорты у мужчин должны быть не более, чем на десять сантиметров выше колен, а юбки у дам на два пальца ниже.

Очень верное требование: нечего лесной народ развращать!

[[ШЛТРИ! аШВр-

ХООТУП на. таг№шюмв°

неприлично одетым

золрещън!

СКРОМНОЕ ОЧАРОВАНИЕ СОБАЧЬИХ БУДОК

Собака — друг человека, кто с этим будет спорить. Но задумывались ли вы когда-нибудь, в каком скучном, антиэстетичном жилище обитает ваш цепной друг? То ящик, поставленный на попа, то какая-то бочка...

Короче говоря, люди, осознавшие нетерпимость существующего положения, устроили в Нью-Йорке выставку приличного собачьего жилья. Среди экспонатов выделялись: будка в виде телевизора, сделанная »худож-никами с телевидения для собаки Лэсси, героя детских передач для детей; дворец (какая там будка!) в виде храма древних майя, построенный из собачьих сухарей, пропитанных, естественно, специальным составом против размокания; маленькое швейпарское шале вместимостью в один сенбернар.

Но победителем стал человек, построивший на своем участке простую, но удобную будку, а сам живущий во времянке. Его признали истинным другом собак, понимающим, что собака имеет преимущественное право на достойное друга человека жилье.

АВТОРСКОЕ ПРАВО

Гуляя со своим песиком через места, заросшие репейником, Жорж де Мистраль целый час потом вычесывал колючки из шерсти четвероногого. Чтобы не терять времени даром, он изобрел за это время застежку, завоевавшую мир под названием «липучки». В ней смоделированы приставучие качества репьев. Авторскими правами с Природой Мистраль не делился. Нет такого

закона. Не делился и Жан Эйфель, башня которого — один к одному берцовая кость.

И изобретатель подошв для кроссовок даже не вспомнил о скромной пустынной ящерице, бегающей веками на таких подошвах. Мудра Природа и изобретательна. Но простого значка о своем авторском праве на изобретение не придумала. И зря.

линзы

КУРАМ НЕ ПОМЕХА

Когда люди, попадавшие к фермеру Джону Пирсу в американском штате Арканзас, видели, что личный состав его птичьего двора поголовно носит очки, они про себя думали, что у мистера Пирса не все дома. Но мнение свое держали при себе. А зря. Если бы они спросили фермера, в чем дело, он бы объяснил им, что он интересуется птицей не только с точки зрения мяса, яиц и пуха-пера, но и как зоопсихолог-любитель. И в качестве последнего исследует причины агрессивности вверенного ему птичьего поголовья. Петухи и даже куры ежечасно бились не на жизнь, а на смерть (что, кстати, наносило и финансовый ущерб) из-за малейшего пустяка. Пирс пришел к выводу, что виной всему пресловутая куриная близорукость. Он заказал курам по паре контактных линз, те стали существенно лучше видеть и, прекратив раздражаться из-за мелочей, превратились исключительно в миролюбивых, а также упитанных птиц.

Подготовил Л. МИНЦ Рисунки В. ЧИЖИКОВА

ВОКРУГ

СВЕТА..

ПРОСТО, КАК ВСЕ ГЕНИАЛЬНОЕ

Британские традиции: судейские парики, мешок с шерстью в парламенте, медвежьи шапки гвардейцев. Это все знают и уважают. Есть и еще одна достопримечательность Доброй Старой Англии — красная телефонная будка. Лет ей поменьше, чем другим атрибутам британского образа жизни, — ее в 1924 году спроектировал сэр Джил Джилберт Скотт, но она настолько слилась с ландшафтом, что, говорят, попадая на континент, британец не сразу может понять, откуда здесь позвонить. Увы, старомодность не всем по сердцу даже в Британии. И власти Восточной Англии заключили договор с неким Уайтом на замену устаревших будок на современные — из нержавейки и цветного стекла. Зная пристрастие своих земляков к традициям, Уайт не выбросил 1500 красных будок. Он просто придумал им новое применение. И не одно. Книжный шкаф и душевая. Аквариум и бар. Холодильники и сауны. (Последнее, видит Бог, не совсем английская вешь, но хорошо прижилась.) А также все, что потребуется впредь.

Правда, и цена у будки теперь другая. Стоила она —как телефонная будка— 300 фунтов. В виде книжного шкафа — уже полторы тысячи. В виде аквариума — семь тысяч. Ведь за все хорошее нужно платить. А что может быть лучше традиций?

«ЗДЕСЬ НЕ СПАЛЬНЯ,

а... читальня!» Если бы эти слова рифмовались на языке маратхи, их можно было бы увидеть в читальных залах Бомбея. Правительство штата Махараштра приняло решение: за сон в публичных читальных залах — штраф. Дело в том, что многие бездомные, которых в Бомбее хватает, повадились ходить в библиотеки, где — будучи неграмотными! — брали книгу или журнал и сладко над ними Засыпали в прохладе читального зала. Дело, конечно, житейское, но блаженный храп их мешал занятиям настоящих читателей.

Половину суммы от штрафов решено пустить на строительство приюта для бездомных. Так что, заснув в читальне, нарушитель строит для себя приют. А если заснет студент, то тем более справедливо его штрафовать: тот, кто спит над учебником, не станет хорошим специалистом.

СС

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?