Вокруг света 1991-11, страница 54

Вокруг света 1991-11, страница 54

Деньги представляли собой мятые белизские доллары с изображением Елизаветы II и хрупкие на вид монеты. Всю свою наличность индейцы хранили в мешке в одной из хижин и пока не очень четко представляли себе, на что можно потратить деньги.

А мужчина и женщина, вернувшись в Бельмопан, нанесли новое поселение беженцев на карту и назвали его Эспе-хо-Альпуке.

ЗОТЦ ЧИМАЛЬМАН

— Валери, — спросил Иносент,— что, по-твоему, мы должны сделать?

Лже-гурки, разозленные и встревоженные исчезновением высокой американки, шли на север, прорубая себе путь сквозь джунгли.

— Мы не успеем вызвать подмогу по радио! — вскричала Валери.

Никто из сидевших в фургоне не замечал, что Верной постанывает, качает головой и хлопает себя по ляжкам, потому что Скотти рассказывал историю о сиамских близняшках женского пола и израильском охотнике за бывшими нацистами.

Кэрби стоял и, насупившись, смотрел на запад. Он напряженно размышлял о чем-то, и взгляд его слепо блуждал по черным горам.

— Попытка — не пытка, — сказал он наконец.

Лже-гурки вышли на дорогу с щебеночным покрытием и

смело пересекли ее. Мимо проехал серо-голубой британский «джип», и двое военных помахали руками. Лже-гурки помахали в ответ.

— Говорите, что делать, — сказала Валери.

— Мне нужна тонкая ткань, хлопок, — ответил Кэрби. — Чем тоньше, тем лучше. И побольше.

— Верной! — крикнул Том, американский фоторепортер. — Сколько еще ехать до этой проклятой деревни?

— О, минут двадцать, двадцать, не больше, — ответил Верной, и в зеркале заднего обзора.отразилась его страдальческая улыбка.

Иносент уставился на зловещих пляшущих Зотцев.

— Что это за штуковины?

— Дьяволы, — ответил ему Томми Уотсон.

Посреди склона Кэрби остановился и оглянулся. Валери, Розита и Луз Коко резали и рвали простыни на квадратные, прямоугольные или овальные куски в два фута шириной. Круги, которые он просил, ни у кого не, получались, но это не имело большого значения. Половина жителей деревни занималась суетливыми поисками бечевки. Томми и Иносент вынесли из хижины картонные коробки и направились к холму.

Кэрби кивнул и побежал запускать моторы «синтии».

Один из молодых поселенцев вышел на поляну и объявил:

— Солдаты идут.

Все побросали работу и сгрудились вокруг него.

— Кто? Какие солдаты?

— Гуррухи, — ответил парень. Произнести слово «гурки» правильно индейцам было не под силу.

За последние месяцы гуркские патрули дважды были здесь. Коренастые черноволосые улыбчивые ребята с гордой осанкой и грозным оружием в руках. Гурки были совсем не похожи на других солдат: они не трусили, не свирепствовали и не воровали, как вояки в Гватемале. Поэтому беженцы с облегчением улыбнулись. Такие солдаты им нравились.

Валери взобралась на верхушку холма, неся тюк ткани, и увидела, что Кэрби Гэлуэй садится в самолет. Иносент и Томми с коробками уже покрыли половину расстояния, Розита и Луз догоняли Валери, а позади них бежали человек пять индейцев с кусками бечевки, шпагата или бельевой веревки.

Получится или нет? Валери нахмурилась, подумав о ни в чем не повинных крестьянах, которых собирались предать мечу. Неужели такой пустяк сможет остановить убийц, вооруженных автоматами? Но что еще можно сделать?

Она побежала Ениз по склону.

Жнецы новостей слонялись по шоссе, зевая и потягиваясь. Верной разглядывал карту. Хайрэм Фарли подошел и

стал рядом.

— Вы знаете, где эта деревня? — спросил он.

— Да, разумеется, — Верной взглянул на него снизу вверх и прищурился как от яркого солнца.

«Почему мне кажется, что он видит меня насквозь? — подумал Верной. — А впрочем, что за глупость? Он бы остановил меня, если б знал правду».

— Все в порядке, — сказал Верной.

— Кэрби, ты с ума сошел, — заявил Инсент, перекрикивая рев двигателя. Воздух от винта трепал его одежду, самолет мелко трясся.

Кэрби взглянул на приборный щиток.

— Ты можешь предложить что-то лучшее? — спросил он.

— Радируй в полицию. Радируй британским солдатам в Холдфэст.

— Радирую, как только взлетим, но проку от этого будет немного. Если Валери не ошибается, у нас нет времени звать на помощь. А так мы, даст Бог, чуть задержим их.

Иносент взглянул мимо Кэрби на Валери, сидевшую в соседнем кресле. Она собиралась лететь, потому что надеялась отыскать то место, где была. Теперь она, склонив голову, сосредоточенно привязывала бечевки к кускам ткани.

— Господи, она жива, — выдохнул он.

— И наша сделка в силе, — сказал Кэрби.

— Видать, так, — печально ответил Инсент.

Лже-гурки вошли в деревню.

Валери подняла голову, когда самолет вдруг рванулся вперед. Она взглянула на Кэрби, потом — на разбегавшихся индейцев. Иносент Сент-Майкл с грустной улыбкой махал ей рукой. Валери заколебалась, но в конце концов тоже улыбнулась и помахала в ответ.

Может быть, она ошиблась на его счет? Может быть, Иносент вовсе не злодей? Как он обрадовался, когда увидел, что она жива. На миг в его глазах даже блеснули слезы. Это не могло быть притворством. Но если Верной и тощий негр действовали не по его приказу, то кто командовал ими? Чей замысел воплощали они?

Вряд ли за всем этим стоит Кэрби Гэлуэй. Он тотчас же откликнулся на крик о помощи и бросился выручать индейцев, которых в жизни не видел. Да и вообще, стоит только разок взглянуть на него без мачете в руке, и сразу станет ясно, что он не из таких.

Но кто же тогда?

Ей вспомнились последние слова, которыми обменялись Верной и тощий негр там, в хижине: «Скажите это вслух, Верной. Скажите, чего вы хотите». И Верной ответил, помолчав: «Она должна умереть».

Это был его приказ. Значит, Верной и есть главарь? Что-то не очень похоже.

Рев, скорость, тряска — совсем не как в нормальном воздушном лайнере. Но вот тряска кончилась, рев стал менее яростным, и Валери увидела, что земля удаляется от нее.

— Вяжи узлы! —заорал Кэрби.

— Ой! Да, извините, — она снова склонилась вперед и взялась за бечевку. Потом взглянула на Кэрби. Сидя в профиль к ней, он протянул руку к микрофону и стал крутить диски на приборном щитке. Валери придвинулась к нему и спросила:

— Вы знаете человека по имени Верной?

— Верной? Какой еще Верной? — Кэрби нахмурился.

— Это неважно, — ответила Валери и снова занялась узлами. Кэрби нервно и озадаченно взглянул на нее, потом зажал микрофон в сложенной чашечкой ладони и что-то забубнил в него.

— Он должен быть здесь, — сказал Верной, медленно ведя фургон и вглядываясь в правую обочину. Джунгли были зеленые, густые и мокрые. Сидевшие сзади журналисты начали собирать свои пожитки.

— Да, вот. — Верной затормозил и медленно съехал на проселок, поросший травой и корневищами. Мотор взревел, фургон с трудом пополз вверх по склону, ветки и лианы начали скрестись о борта. Верной вцепился в руль, потому что колеса натыкались на валуны, которые сталкивали машину с колеи то в кювет, то в заросли. Даже при скорости три мили в час фургон так трясся, что пассажирам приходилось держаться.

Нет. Дорога слишком узкая и крутая. Верной остановил фургон и заглушил двигатель.

52

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Как правильно привязать бельевую веревку?

Близкие к этой страницы
Понравилось?