Вокруг света 1991-11, страница 52

Вокруг света 1991-11, страница 52

ное право, британцы и гуркские дозоры. Беженцы доверчиво относятся к гуркам —этим низкорослым смуглым парням, приехавшим издалека, но очень похожим на латиноамериканцев. Британская разведка в этой части света работает превосходно в основном потому, что беженцы и другие индейцы рассказывают гуркам такие вещи, которых не рассказали бы белому англичанину (когда в 1979 году Гватемала начала прокладывать секретную дорогу в джунглях южного Белиза, именно индейцы рассказали об этом гуркам, а те неожиданной атакой сорвали строительство). Доверие к гуркам придает беженцам храбрости и в то же время злит правительство, которому служит полковник.

Наконец журналисты позавтракали и начали вставать. Верной положил в рот кусочек папайи, но прожевать не смог. Корреспонденты гуськом потянулись мимо. Тот из них, которого звали Томом, остановился.

— Через десять минут мы будем готовы, — сообщил он.

— М-м, — Верной кивнул, обсасывая папайю.

ЧЕЛОВЕК В САЛОНЕ САМОЛЕТА

Письмо гласило: «Хайрэм, ты уехал, негодник, а нам ничего не сказал. А мы тут получили телеграмму от Кэрби Гэ-луэя, которую и прилагаем. Разумеется, мы ответили ему «да» и теперь летим в солнечную Флориду с кассетами. На этот раз все будет хорошо, уж ты поверь. Может, даже привезем сокровища майя, чтобы ты их сфотографировал. Вернемся в понедельник, так что ты сразу звони. Твои Алан и Джерри».

— Сухой «гибсон» со льдом, пожалуйста, — попросил Джерри.

— Джерри, — предостерегающе сказал Алан.

— Всего один.

— Кажется, у нас нет «гибсона», — сказала стюардесса. — Только «гордонз».

— Ладно, несите, — ответил Джерри и, отвернувшись, печально уставился в иллюминатор. Облака показались ему грязными.

— Сэр? — обратилась стюардесса к Алану.

— То же самое.

Стюардесса взглянула на куратора музея из Дулута.

— «Кровавую Мэри», — потребовал Уитмен Лемюэль.

Стюардесса принесла выпивку и ушла, получив наличными. Лемюэль поднял свой бокал:

— За гибель наших врагов!

— О, да, да... — буркнул Джерри.

— За это стоит выпить, — сказал Алан и поморщился, сделав глоток. — Бр-р-р!

— Ладно, ладно, — рассудил Джерри. — Это все же лучше, чем ничего.

До чего же странный у них союз. Выяснив все недоразумения, они тут же поняли, что судьба дарит им прекрасную возможность. Судя по тому, что Лемюэль рассказал им о страшном Сент-Майкле, пленки выкрал не Кэрби. Поэтому можно смело действовать в соответствии с первоначальным планом. А что касается закона и морали, то Лемюэль убедил их купить краденое. Это в буквальном смысле слова их долг. Сокровищам надлежит попасть в руки людей, способных оценить и сохранить их. Такой расклад куда лучше и прибыльнее, чем шпионская игра по заданию Фарли. Но надо действовать осторожно. Они наверняка не знают всего, что происходит в Белизе. Поди догадайся обо всех подводных течениях и скрытых шестеренках.

Поэтому они и оставили записку Хайрэму. Если возникнут трения с законом, письмо и телеграмма помогут доказать, что Джерри и Алан не имели намерения действительно стать соучастниками контрабандистов. С другой стороны, если все пройдет хорошо, Лемюэль заберет у Гэлуэя первую партию груза, Алан_ и Джерри — вторую, а потом они втроем вернутся в Нью-Йорк и скажут Хайрэму, что Гэ-луэй так и не появился.

Вот как странно получается в жизни. Однако это, с удовлетворением подумал Джерри, еще одно свидетельство нашего ума и утонченности. Умеем действовать в сложных обстоятельствах! Не то, что этот мужлан Лемюэль.

Может, он и предан делу спасения древностей, но в общем и целом...

По проходу двигался какой-то мужчина. Лет сорока на вид, не очень высокий, но крепкий, с бычьей шеей, седым ежиком на крупной голове, с хитрой физиономией. Губы были плотно сжаты, маленькие поросячьи глазки смотрели холодно и колко. У мужчины были такие мускулы, что, казалось, мешали ему ходить. Замшевый пиджак на тяжелых плечах трещал по швам.

Джерри обратил на него внимание лишь потому, что этот человек в упор рассматривал его. Казалось, Джерри чем-то взбесил его. Не в силах отвернуться, Джерри сидел неподвижно, от волнения начав дышать ртом.

И вдруг над верхним карманом пиджака мужчины что-то сверкнуло.

Жетон! Полицейский!

Они все знают!!!

— Я хочу домой! До...—Джерри икнул, —мой!

Его стало выворачивать наизнанку.

ВОСКРЕСШАЯ ИЗ МЕРТВЫХ

Кэрби несколько минут смотрел, как индейцы заворачивают Чимальманов в газеты, потом отправился на улицу, где ярко светило солнце и сидел мрачный, как туча, Иносент.

— Ну что, Кэрби? — спросил Сент-Майкл, поднимаясь со своего трона.

— Что —«что»?

— Тебе еще не надоело все это?

— Я почему-то не вижу никакой Валери.

Издалека время от времени доносились крики Розиты, звавшей девушку.

— Они ее найдут, — немного раздраженно сказал Кэрби. Со вчерашним Иносентом было куда проще.

— Уже почти полдень. Она уже не вернется, и мы оба это знаем. Кончай спектакль, Кэрби.

— Ты же вчера говорил, что веришь мне.

— Я вчера говорил и много другой чепухи. Нервы сдали, заработался. Я-то думал, меня на век хватит,— он сердито взглянул на Кэрби. — А тут еще умники вроде тебя приходят и все время дергают, дергают!

— Чего же они с тебя надергали? Вроде меня — землицы?

— Чем ты занимался на этой земле, Кэрби? Вот где корень всех бед! Та земля, —он махнул рукой в сторону бесплодного холма, — не стоит и кучи дерьма, Кэрби!

— Ты пел другую песню, когда продавал ее мне.

— Что ты там делаешь, Кэрби? Что это за чертова история с храмом?

Кэрби сделал шаг назад и, склонив голову набок, настороженно оглядел Иносента.

— С каким храмом?

— Это я тебя спрашиваю, черт возьми! Таскаешь сюда американцев, заливаешь им про храм, а храма никакого нет!

— Совершенно верно.

— Валери приезжает ко мне, говорит, что компьютеры в Нью-Йорке предсказали существование храма на твоем участке, и заявляет, что хочет поехать посмотреть. Вот с чего все началось, Кэрби. Мне захотелось узнать, чем ты занимаешься.

— И ты подослал Валери Грин.

— Она все равно направлялась сюда, так что это неважно.

— Важно то, что ты дал ей своего подонка-шофера.

— Я горько сожалею об этом, Кэрби, но ты виноват не меньше моего.

— Что?

— Мне надо было узнать, что происходит. А это — единственный водитель, которому я мог доверять.

— Доверил, нечего сказать!

— Кэрби, пора выкладывать правду.

— Так и выкладывай.

— Тебе пора. Я знаю, что бедная Валери мертва, но не ты убил ее. Это сделал мой собственный шофер. Он сбежал, так что хватит валять дурака, Кэрби.

— Я и не валяю, Иносент, честно.

— Не произноси слов, смысл которых тебе непонятен,

50

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?