Вокруг света 1991-11, страница 55

Вокруг света 1991-11, страница 55

— Дальше пойдем пешком, — сказал он в наступившей тишине.

— Погоди-ка, приятель, — крикнул Скотти. —Нам сказали, что туда можно проехать.

— Здесь не проедешь.

— На «лендровере» можно, — заявил американский фотограф Том.

— Мы все не поместились бы в «лендровере».

— Неужели нет деревень, в которые можно было бы попасть без стольких приключений? — спросил Скотти.

— Да будет тебе, — сказала Морган Ласситер и, открыв дверцу фургона, выбралась наружу.

Это решило дело. Присмиревшие мужчины последовали за женщиной, на ходу отводя ветки и вешая на плечи парусиновые сумки с аппаратурой.

— Сюда, — сказал Верной. Ноги у него дрожали, колени были ватные. Однако скоро все кончится. — Сюда.

«Зачем я это делаю? — думал Кэрби. — К чему мне эта самая большая глупость из всех совершенных мною глупостей? Она глупее даже покупки земли у Иносента. Во-первых, номер с Зотцем не пройдет. Во-вторых, удастся мой план или нет, итог будет один: крушение всей аферы с храмом. Иносенту уже многое известно, Валери Грин с минуты на минуту тоже догадается обо всем, и чиновники возьмутся за меня, как только утихнет шум с этими «гурками». И, в-третьих, это вообще не мое дело».

Валери, вязавшая узлы, вдруг улыбнулась:

— Я вам очень признательна, мистер Гэлуэй. Честное слово. Даже не знаю, как вас и благодарить.

— Пустяки, — ответил Кэрби.

Индейцы киче из Западной Гватемалы не говорят на кекчи, поэтому в деревне гуркских солдат приветствовали совсем на другом языке. Их встретили улыбками, кивками, жестами пригласили присесть на минуту-другую и выпить воды.

Гурки озирались по сторонам и, казалось, не знали, что им делать. Они переговаривались на своем непонятном наречии, бессмысленно улыбались крестьянам и бродили вокруг трех хижин, разглядывая их. Один из них поднял поросенка над головой, и тот завизжал. Солдат с хохотом опустил его на землю.

Странные какие-то гурки попались, и все жители деревни сразу это почувствовали. Они не были похожи на своих предшественников из первых двух групп. Не чувствовалось дружелюбия. Один из них даже вошел в хижину без приглашения, без спросу взял апельсин и вышел на улицу, жуя его.

Молодой парень из семейства Альпуке посмотрел на колею, которая вела к дороге, и сказал:

— Еще кто-то пожаловал.

— Вы можете сделать еще один круг? —попросила Валери. Теперь она вязала петли на веревках.

Кэрби начал заводиться. Он резко положил «синтию» на крыло.

— Вы же сами говорили, что надо торопиться.

— Я хочу удостовериться, — Валери посмотрела вниз, на зеленые и бурые джунгли. — Да! Вот ручей, в котором я... Который я видела утром.

Кэрби развернул «синтию».

— Понятно,— произнес он. — А отсюда — точно на север, так они говорили? В часе ходьбы?

— Да,— ответила Валери.

Лже-гурки, заметив, что крестьяне смотрят на проселок, начали поигрывать своими автоматами «стерлинг». Жители деревни, уже почуявшие неладное, отпрянули и вытаращили глаза. Маленькая полянка притихла, если не считать визга поросенка, все еще протестовавшего против унижения, которому его подверг один из солдат.

Небо было высокое, ясное и синее. Густые кусты и громадные деревья опоясывали поляну, и солнечный свет, пробиваясь сквозь ветви, падал на хижины, на людей, на пальцы, лежащие на спусковых крючках.

Восьмилетняя девчушка из семейства Эспехо подняла поросенка и начала укачивать его, будто младенца. Стук ее сердечка успокоил маленькую свинку, и та затихла.

В конце поляны появилась группа из восьми человек, потных, разгоряченных и ослепленных солнцем. Они медленно вступили в поселение и начали озираться по сторонам.

Верной увидел гурков с автоматами, застонал и рухнул на колени, напрочь забыв о журналистах, которые изумленно смотрели на него.

— Нет... — произнес он, но было уже поздно.

— Последний, — сообщила Валери, надевая последнюю петлю на последнюю шею.

— Хорошо.

Теперь, когда работа была окончена, Валери смогла впервые по-настоящему разглядеть эти штуковины. Взяв по фигурке в каждую руку, она нахмурилась.

— Это... Вы уверены, что это подлинники?

— Вон там стоит фургон, видите?

Валери рассмотрела белую блестящую крышу машины, стоявшую носом на запад в зеленом обрамлении джунглей.

— Должно быть, это здесь!

— И гости уже прибыли.

Самолет резко накренился и нырнул к земле, а Валери судорожно вцепилась в Зотцев.

Рев самолета потонул в громе автоматных очередей. Девятимиллиметровые пули полетели через поляну и, казалось, вышибли из-под Скотти его ноги. Три штуки угодили Вернону в живот, чуть повыше ремня. Все закричали и забегали, трое индейцев упали, истекая кровью.

Шум самолета звучал все громче. Он несся над поляной, и одно его крыло указывало прямо на солдат, словно говоря: «Я вижу, я все вижу».

— Бросай! — заорал Кэрби. — Бросай!

Валери лежала на боку, привалившись к обшивке. Она открыла окно и начала торопливо выталкивать наружу статуэтки.

Зотц Чимальман. Его фигурки одна за другой падали из самолета и парили на своих хлопковых парашютиках. Двое лже-гурков подняли свои «стерлинги», но самолет уже удалился от поляны и пошел на новый круг. Индейцы убегали в джунгли, журналисты лежали пластом на земле, а «синтия» круто развернулась, став на правое крыло, и опять с ревом пронеслась над поляной, рассыпая новые парашютики.

Один солдат поймал в прицел летящую в его сторону штуковину, но, узнав ее, разинул от страха рот и вытаращил глаза. Он так и забыл нажать на спуск.

Верной свился в клубок, обхватил руками живот и клял полковника.

Другой солдат поймал статуэтку на лету и уставился на нее, не веря своим глазам. К статуэтке прилипла грязь, как будто она только что появилась из какой-нибудь могилы. Комок грязи прилип к ладони и, казалось, ожег ее. Солдат судорожно отбросил фигурку прочь. Сделав шаг назад, он наступил на другую статуэтку, вскрикнул и бросился наутек, отшвырнув «стерлинг».

— Больше нет! — крикнула Валери. Кэрби набрал высоту и сделал крен в сторону. Валери, изогнувшись, пыталась разглядеть деревню. — Подождите! Что там творится?

— Скоро до них дойдет, — ответил Кэрби.— Тогда вернемся и посмотрим.

— Что это за самолет? Как он оказался именно здесь и именно сейчас? Может быть, их предали? Может быть, враги уже спешат сюда?

Два десятка Чимальманов один за другим приземлялись на поляне, хлопок парашютов окутывал их. Фигурки в белых саванах гримасничали, подмигивали и ухмылялись. Еще трое солдат, побросав оружие, удирали в джунгли.

— Назад! — заорал их главарь, пальнул вслед и промазал.

Еще один лже-гурк, пятившийся прочь от чертей, увидел,

что главарь целится в него, и выстрелил первым, одиннадцать раз смертельно ранив своего командира.

Еще двое убийц в мундирах гуркских стрелков бросились в джунгли. Эти прихватили свое оружие с собой.

Валери смотрела на безликую зелень джунглей.

— Неужели они могут так бояться куска глины? — спросила она.

— Их предки могли, — ответил Кэрби.

Окончание следует

Перевел с английского Андрей ШАРОВ

53

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Оэден
  2. Как вязать берет на один бок?

Близкие к этой страницы
Понравилось?