Вокруг света 1991-12, страница 49




Вокруг света 1991-12, страница 49

— Зачем?

— Приземлимся — скажу.

Она продолжала смотреть на него, но Кэрби молчал. Однако разве уже сказанного не достаточно, чтобы понять, что он не в сговоре с Сент-Майклом? Так который же из них преступник? И что это за преступление?

Валери вконец растерялась. Она видела храм на том самом месте, где он должен был стоять. А через две недели храм исчез. Она видела Кэрби Гэлуэя вместе с Уитменом Лемюэлем и поняла, что они расхищают древности майя, вывозя их из страны. Но, подержав некоторые из этих сокровищ в руках, Валери усомнилась в их подлинности. Она считала, что Верной работает на Гэлуэя и Сент-Майкла, но теперь выясняется, что он скорее всего работал только на себя самого. И чего он добивался? Прибрать к рукам поддельные сокровища несуществующего храма? Она потрясла головой и сказала вслух:

— Да чем вы все тут занимаетесь?

Кэрби рассмеялся.

— Я как раз собирался вам рассказать, — ответил он, сажая самолет на неровное поле и направляя его к дому, где стояли улыбающиеся мужчина и женщина.

— Я начинаю думать, что вы — страшный человек, — сказала Валери.

— Страшнее не бывает.

— Если не считать тех случаев, когда вы спасаете человеческие жизни... — признала девушка.

— Это единственное смягчающее обстоятельство, — подтвердил Кэрби, останавливая самолет в тени деревьев. Он заглушил моторы, и тишина волной влилась в кабину.

Он подал Валери руку и помог спуститься на землю. Воздух был очень теплый и тяжелый, а идти после долгого сидения в самолете оказалось нелегко. Мужчина и женщина подошли, чтобы приветствовать их. Он был невысок, она — еще ниже. Гэлуэй повел Валери знакомиться.

— Эстель Круз, Мэнни Круз. Это-Валери Грин.

— Привет, привет.

Когда Мэнни улыбался, было видно, что количество недостающих зубов значительно превышает число имеющихся, но это делало его улыбку лишь более радостной. А улыбка Эстель казалась робкой и совсем девичьей. Но Гэлуэй быстро погасил обе эти.улыбки, сказав:

— Мисс Грин — чертовски назойливая дамочка, которая вконец расстроила все мои дела.

Эстель сверкнула глазами, а Валери, разинув рот, с потрясенным видом смотрела на своего обвинителя.

— Так это Шина! — воскликнул Мэнни. — Значит, она жива, — добавил он без особой радости.

— Совершенно верно, — сказал Кэрби. — Храм погиб, все пошло к чертям, а мне, вероятно, надо будет уезжать из Белиза—такая вот храмовина получилась.

Эта весть потрясла Крузов до глубины души. У Эстель был такой вид, словно она готова броситься на Валери и разорвать ее на части.

— Ты уедешь из этого дома, Кэрби? — спросил тем временем Мэнни.

— Она не виновата, — ответил Гэлуэй. — Она не нарочно все это сделала. Просто она тупая и ни бельмеса не соображает.

— Эй, минутку! —подала голос Валери.

— Она думала, что делает доброе дело, — спокойно продолжал Гэлуэй, — и я ее не виню. А теперь я все ей расскажу. Она может помочь мне кое в чем и наверняка захочет это сделать.

Валери подозрительно смотрела на них.

— Я не стану соучастницей преступления, — заявила она. Гэлуэй бросил на нее загадочный взгляд.

— Если я захочу совершить преступление, мисс Грин, — сказал он, — вы будете последним человеком, которого я возьму в сообщники.

— Тогда ладно, — сказала Валери, не зная, обижаться ей или нет.

— Что она должна сделать, Кэрби? — спросил Мэнни.

— Поговорим за едой. Я умираю с голоду. А вы? — Кэрби посмотрел на Валери.

Господи, желудок! В горячке она совсем забыла про него, и теперь желудок отомстил: его так свело от голода, что Валери задохнулась. Когда же она ела в последний раз? Вчера

ночью. Она тогда проглотила эти лепешки. От мысли о еде у нее закружилась голова.

— То-то и оно, — сказал Кэрби, правильно оценив выражение ее лица. — Мы сейчас умоемся, а потом перекусим, правда, Эстель?

Эстель кивнула и снова заулыбалась.

— Детвора в школе? — спросил Кэрби. — Значит, нас четверо. Что у нас будет на обед?

— Эскабече,— ответила Эстель.

РЕЦЕПТ «ЭСКАБЕЧЕ»:

«Одна курица.

Две крупные луковицы.

Специи.

Зарежьте, ощипав, и разделайте курицу. Тушите в воде в течение часа, добавив по вкусу перец, чеснок и чилли.

Приготовьте лепешки и мелко нашинкуйте лук.

За четверть часа до готовности добавьте лук к курице.

Подайте на стол с перцовым соусом.

Откройте четыре бутылки пива «биликин» и поставьте на стол.

Отойдите и полюбуйтесь».

— Уф, — сказала Валери. — Прелесть.

— Хотите добавки? — спросила Эстель, улыбаясь от уха до уха.

— Может, еще пива? — предложил Мэнни. — Кэрби? Валери?

— Да, да, — ответили все, и Валери вдруг с удивлением поймала себя на том, что улыбается Кэрби. Тот улыбнулся в ответ и протянул руку за лепешкой.

Кэрби. Валери. Они уже обращались друг к другу по имени. С тех пор, как Кэрби привел ее в свою на удивление чистую, скупо обставленную комнатку. Она спросила его:

— Где тут ванная, мистер Гэлуэй?

И он ответил:

— Не люблю, когда меня называют мистером Гэлуэем, разве что полиция. И впредь отказываюсь звать вас мисс Грин.

Вот и все. И ничего не поделаешь.

Солнышко играло на пушке на руках Кэрби. Валери продолжала разглядывать Гэлуэя, думая про себя, что у него добрый смех и непринужденные уверенные манеры. Жаль, что такой человек — злодей. Если, конечно, он и правда злодей.

Но так ли это? Даже в ярости, размахивая мачете, он не пустил свое оружие в ход, не причинил ей вреда. Злодей (а Валери уже знала, что это такое) наверняка отсек бы ей голову и тут же забыл об этом.

Не был Кэрби и обольстителем. Этот обед так разительно отличался от уяйша с Иносентом, что Валери даже засмеялась. Кэрби хохотал и шутил без всякой задней мысли, никак не стараясь повлиять на нее и навести на какие-то сладострастные размышления.

И если она вдруг подумала об этом и покраснела, то, насколько она знакома с психологией, причиной всему ощущение безопасности после пережитых злоключений, перцовый соус и... солнечные блики на рыжих волосках, покрывавших руку Кэрби.

Пора было менять пластинку.

— Слушай, Кэрби, ты хотел что-то мне рассказать, — проговорила Валери.

— Да, верно,— его лицо прояснилось.— Верно, Валери, пора тебе узнать, что тут происходило.

КАК РАЗБОГАТЕТЬ НА НЕДВИЖИМОСТИ

Кэрби рассказал ей всю правду. Ну, почти всю.

— Самой большой глупостью была покупка земли у Ино-сента, — начал он и поведал ей все — о своих денежных делах, о знакомстве с Томми Уотсоном и другими индейцами, о том, как он выдумал храм, а индейцы мастерили подделки для продажи дуракам в Штатах.

— Они думают, что преступают закон, и поэтому помалкивают, — добавил он.

— Значит, я видела всего лишь твой поддельный храм? — спросила Валери.

— Не весь, а только кусочек, и издалека.

— Он был очень красивый.

47



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?