Вокруг света 1993-02, страница 63

Вокруг света 1993-02, страница 63

торая сделала бы опасным его употребление в пищу. Они пылали к нему любовью и жаждали его, они приближались. Наконец они увидели его — в темноте прорезалась бледная тень его тучного и на вид неуклюжего тела.

Затем он вдруг возник в дрожащем пламени зажигалки.

— Что ты делаешь, Джордж?

— Я закуриваю одну из этих паршивых сигарет.

— Ты закуриваешь сигарету?

БеккИ от удивления опустилась вниз и поднесла к его лицу фонарь.

— Смотри-ка, ты и впрямь ее закуриваешь. Но это же невозможно. Где ты ее раздобыл?

— Я хранил ее на крайний случай.

— А сейчас он наступил?

Он кивнул, его лицо было белее мрамора.

— Я буду откровенен с тобой, Бекки. У меня по всему телу бегают мурашки. Я смертельно боюсь. Не хочу уходить отсюда без тебя, но чувствую, что надо удирать... и немедленно.

— Но там же ребенок...

— Я сказал немедленно, идем!

Он схватил ее за руку и резко потянул к двери.

— Там что-то есть наверху,— сказал он капитану, который стоял посредине подвала с нерешительным видом, как будто все еще решал, идти ли ему с ними или нет.

— Ничего удивительного. В доме наверняка полно наркоманов.

— Такое впечатление, что там плачет ребенок,— сказала Бекки — Я уверена, что именно ребенок.

— И это вполне возможно,— мягко ответил капитан-Раз вы считаете нужным, прикажу провести здесь обыск. Но не ходите туда в одиночку. Я пришлю с десяток молодцов с карабинами, так будет надежнее.

Бекки согласилась, что он поступает мудро. Несомненно, наверху скорее всего скрывалась банда наркоманов, и они поджидали, чтобы наброситься на нее. Или же там и на самом деле находился ребенок, но тогда десять минут, которые потребуются для сбора оперативной группы, большой роли не сыграют.

Они покинули дом и разместились в машине капитана. Как только они отбыли, оба полицейских, охранявших место происшествия, бросились в машину, чтобы хоть немного согреться. Они включили радио, чтобы не прозевать возвращения коллег, и стали нежиться в тепле.

Именно поэтому они не услышали вопля бессильной ярости и досады, раздавшегося из помещения на последнем этаже. Не заметили они и поспешного бегства: цепочка серых теней, одна за другой, в один прыжок преодолела два метра, отделявших этот дом от соседнего.

Уилсон и Нефф молча ожидали результатов обыска. Последние «жители» оставили кое-какие следы своего пребывания в стенах старого здания — надписи на стенах, обрывки занавесок на окнах, ошметки пожелтевших там и сям обоев, даже остатки старого ковра в одной из комнат. Но не было ни ребенка, ни следов того, что здесь проживали недавно.

Уилсон и Нефф попросили у полицейских, не скрывавших при этом своего отвращения, собрать для них немного найденных ими фекальных остатков и положить их в пластиковые пакетики.

— Наверху никого нет,— прокричал один из тех, кого отправили осмотреть крышу.— Ничего необычного.

Но какое это имело значение? Эти типы не заметили бы даже крокодила в своей ванной.

— Давай поднимемся,— проворчал Уилсон — Убедимся сами.

Остальные полицейские пошли вместе с ними. Группа последовательно прошлась по всем этажам. Бекки обшаривала взглядом теперь уже лучше освещенные комнаты, не в силах отогнать от себя мысль о ясно услышанном ею плаче ребенка. Двадцать минут назад здесь было НЕЧТО, что затем бесследно исчезло.

Обшарили каждый уголок, но не нашли ничего. Вернувшись в подвал, Уилсон покачал головой.

— В это невозможно поверить. Я знаю, что ты слышала звуки.

— Неужто?

— Да, я тоже слышал. Не глухой же я.

Бекки была удивлена. Она не думала, что он их тоже уловил.

— Так почему же ты не поднялся со мной?

— Потому что никакого ребенка там не было.

Она в упор посмотрела на него: лицо Уилсона застыло от ужаса.

— Хорошо, но если не ребенок, то что же это было? — спросила она, едва удержавшись при этом от иронического тона.

Он встряхнул головой и вытащил пачку сигарет.

— Отвезем дерьмо в лабораторку. Это все, что мы пока можем сделать.

Они вышли из дома вместе с группой разочарованных полицейских. Со скудным уловом, тщательно упакованным в пакетик, они направились в сторону Манхэттена.

— Ты думаешь, этого окажется достаточно, чтобы заново открыть дело Ди Фалько? — спросила Бекки.

— Вероятно.

Он безрадостно рассмеялся.

— Но, может быть, существуют какие-нибудь более серьезные следы? Они позволили бы нам продвинуться вперед.— Она замолчала. Тишина затянулась.— Как ты считаешь, кто за всем этим стоит? — не выдержав, спросила она.

— Не кто, а что. В этом нет ничего от человека.

Вот и прозвучали те главные слова, которые они так избегали до сих пор произносить: «В этом нет ничего от человека».

— Что дает тебе основание утверждать это? — спросила Бекки, немного догадываясь, что он ей ответит.

Уилсон удивленно взглянул на нее.

— Что? Ну конечно, эти звуки; никакой это не был плач ребенка.

— Что ты хочешь этим сказать? Я же отчетливо слышала его.

А может, у нее разыгралось воображение? Сейчас Бекки вспоминала голос ребенка... или что-то другое. Ей показалось, что она очнулась и явственно все услышала вновь: сначала что-то ужасное, полное угрозы... затем рыдания ребенка, слабого, раненого, умирающего,

— Эй, повнимательнее!

Бекки резко затормозила. Она едва не выскочила на Третью авеню, даже не замедлив хода.

— Извини, ну извини меня, Джордж, я...

— Припарковывайся. Ты не в состоянии вести машину.

Она повиновалась. Хотя Бекки и не чувствовала никакого

недомогания, она не могла отрицать того, что чуть не допустила крупного нарушения. И, как во сне, все время продолжала слышать детский плач.

— Я чувствую себя хорошо. Не знаю, что это на меня нашло.

— Казалось, что ты под гипнозом,— сказал он.

И вновь в ней зазвучали эти дикие, чудовищные, похожие на рычание звуки. Она исходила потом. Затем по спине пробежала холодная дрожь. Бекки вновь и вновь видела, как поднимается по ступеням, всем существом воспринимая жуткую угрозу, нависшую над ней; перед ней вновь промелькнули образы изувеченных, обескровленных тел, раздробленные кости и черепа.

Она зажала рот рукой, отчаянно пытаясь не закричать, не дать захлестнуть себя ужасу.

Уилсон придвинулся к ней, обнял, ее голова прижалась к его широкой груди, она спрятала лицо в душистую теплоту его старой, не очень ухоженной белой сорочки; Бекки смутно чувствовала, что он целует ее волосы, ухо, шею, и поднявшаяся в ней волна спокойствия погребла под собой разразившуюся панику.

— Что это со мной? — недоуменно спросила она. От нахлынувших эмоций ее голос стал неузнаваем.— Чего мы там избежали?

— Понятия не имею, Бекки, но, думаю, что в наших интересах выяснить это. Давай поменяемся местами. Машину поведу я.

Она сумела скрыть свое удивление. За все годы, что они работали вместе, это случилось впервые.

— Я, видимо, потеряла голову,— сказала она, пересаживаясь на место, где обычно сидел Уилсон — Это было выше моих сил.

61

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?