Вокруг света 1993-10, страница 49

Вокруг света 1993-10, страница 49

ТГ~елью пробега, маршрут кото-

я я рого пролегал через цен-

Ш Я тральную, самую труднодо-Л М ступную часть алжирской Са-7 хары — от Гардаи до границы Нигера,— было преодолеть по величайшей пустыне на Земле 1700 км за 24 дня. Такую заявку на рекорд и отправил Марат в Лондон, в штаб-квартиру Книги мировых рекордов Гиннесса.

Финансовые вопросы пробега были решены руководством ПО «Экибасту-зуголь», где Марат работает тренером в спортклубе «Горняк». Организационные вопросы взял на себя хорошо известный клуб «Приключение» из Москвы.

Сахарский супермарафон от подобных предприятий в других местах Земли отличали особые сложности.

Во-первых, погодные условия: днем — жара, палящее солнце, из-за которого надо бежать полностью укрытым от его лучей, сильный ветер, нередко поднимающий тучи песка, высокая сухость воздуха, что быстро обезвоживало организм, — поэтому Марату приходилось регулярно пить воду при беге, используя заплечный рюкзак с емкостью для воды в два литра.

Во-вторых, целый месяц необходимо было провести в условиях походного быта: однообразная еда, жизнь в палатке. Особенно остро ощущалось отсутствие душа.

В-третьих, безлюдные на сотни километров просторы пустыни, автономия пробега — еще на старте нужно было предусмотреть буквально все и запастись всем необходимым, в особенности медикаментами.

У автора этих строк уже был многолетний опыт в походах по льду Северного Ледовитого океана в условиях полной автономии. Марат же год назад в одиночку преодолел Каракумы. Наш дуэт дополнялся местным водителем вездехода марки «тойота», туарегом Абидом Зельфой.

Ну а теперь все по порядку. * * *

Несколько часов полета — и промозгло-серая московская весна сменилась по-летнему теплой погодой Алжира. Затем еще 600 километров на юг от Алжира до Гардаи, и субтропическая растительность Средиземноморья сменилась пустынным ландшафтом.

Гардая — ворота в Сахару — встретила нас безоблачным небом и испепеляющим солнцем. Прекрасная Гардая — одна из африканских жемчужин туризма. Город-оазис сохранил себя через века, дав всему человечеству пример мудрости и самосовершенства в борьбе за выживание в суровой пустыне. Своеобразна архитектура построек: невысокие дома-коробки с плоской крышей, очень узкие улочки, всего в 1—2 метра, извивающиеся змейками, ниспадая с холмов, на которых расположен город. На этих улочках всегда есть спасительная тень. Целыми днями на площадях около лавок

Чинно сидят мужчины, обсуждая % между собой все и вся. То и дело совершают приятный обряд: многозначительно здороваются и прощаются со своими друзьями. Вот и все их занятия на первый взгляд. А где же женщины? Они торопливо мелькают по улочкам, до пят укрытые в белые одеяния, видны лишь одни глаза.

«Вы нам привезли хорошую погоду, ведь всю неделю до вас здесь шли дожди» — такими словами нас встретил руководитель местной администрации Гардаи. Вот так. А у нас с собой нет ни курток, ни даже зонтика от дождя. В Сахару с зонтиком?

О предстоящем пробеге Жылан-баева в Алжире стало известно всем после нашего телеинтервью в резиденции председателя алжирского Национального олимпийского комитета Сид-али-Либиба. Он пожелал нам удачи и пригласил на встречу к нему через месяц.

Стартовал Марат в 8 часов 25 февраля прямо от мэрии города. Позади два месяца сомнений и подготовки к этому рекордному забегу. Впрочем, подготовка к Сахаре началась еще годом раньше. В апреле 1992 года Марат установил свой третий рекорд, официально занесенный в Книгу рекордов Гиннесса,—пересек в одиночку пустыню Каракумы. А в октябре этого же года в семидневном международном супермарафоне в США по пустыне Невада «Дорога на золотой Запад» Марат занял второе место среди многих известных профессиональных бегунов мира.

* * *

Из Гардаи Марат бежал вдоль асфальтовой дороги, по которой плотным потоком шел транспорт. А чуть впереди бегуна— наша автомашина, за рулем которой шофер Абид в национальной одежде туарегов: длинной, до пят, голубого цвета рубахе с большим тюрбаном на голове.

Каждая автомашина приветственно сигналила. Многие останавливались. Люди предлагали воду, шоколад, подбадривали отважного бегуна. В 30 километрах от старта нас догнали две автомашины, там были наши соотечественники — из России. Работают учителями в школе в соседнем городе Лагдате. Как и все в Алжире, узнали о предстоящем пробеге Жыланбаева из телевизионных новостей и решили не упустить возможность получить новости из России из первых рук.

Начало у Марата в спортивном плане было неплохое.

Второй день — опять два марафона. Марат был полон решимости побить свой же собственный рекорд, установленный у себя в Казахстане два года назад: за 15 дней — 30 марафонов. Но то дома, там после каждого марафона можно было принять теплую ванну, сделать массаж. В Сахаре — условия полевые. Вся еда готовилась на походной газовой плите. Ночевали мы в палатке, которую обычно устанавливали вблизи финишной черты, откуда на

завтра сверхмарафонцу предстояло стартовать вновь. Палатка имела форму полусферы, опорами служили наполняемые воздухом (с помощью насоса) резиновые трубы. (Такая конструкция палатки приспособлена к условиям пустыни: при сильном ветре она слегка деформируется и прижимается к земле). Днем — пекло, ночью — мороз-колотун. Приходилось даже набрасывать пару одеял на пуховые арктические спальники, которые мы взяли у бывалых полярников в московском клубе «Приключение».

Сразу же сложился распорядок дня. Подъем с восходом солнца около семи часов утра. Завтрак в половине восьмого. И практически сразу Марат выбегал на свою дистанцию. Так он приучил свой организм бежать с полным желудком. Я и Абид собирали, упаковывали и грузили весь наш туристский скарб на машину. В 9.30 — 10 часов мы обычно догоняли Марата, он подкреплялся. Расстояние, которое покрывал Марат, мы измеряли по спидометру машины.

После первого пункта «поДкормки» мы договаривались о второй остановке, обычно через 10—15 километров. После второй «подкормки» мы на автомашине уезжали на обеденную стоянку, где я сразу же приступал к приготовлению пищи. Обед в 12.30 — 13 часов, затем час-полтора отдых (если в полдень было особенно жарко, то этот перерыв затягивался еще на час). Потом повторялась схема нашего движения, как и утром. Обычно в 18 часов мы вставали лагерем.

В 7.30 — 8 часов вечера, когда уже темнело, в нашем лагере появлялся Марат. И ужинали мы практически в темноте либо при свете карманных фонарей. Свечки годились лишь для освещения внутри палатки, ибо снаружи всегда гулял ветер, который мгновенно задувал наши свечи, несмотря на все хитроумные попытки укрыть их. Часто ветер задувал даже пламя нашей газовой плиты, но я все же наловчился сооружать из канистр с водой и спальных ковриков защитный экран. Привычный для наших туристов костер разжигать было не из чего. Марат часто вспоминал, что в Каракумах всегда можно было найти деревца, кустарник и сушняк, из которых сложить костер не было проблем.

На третий день Марат вечером пожаловался на боль в правом колене и стопе. Начало пробега было и впрямь впечатляющим. И вот расплата — воспаление суставов из-за излишней самонадеянности.

К концу третьего дня разразилась настоящая буря. Марат еще находился на дистанции. Мы вместе с Абидом уже поставили палатки и готовили ужин. Солнце еще не село, когда небо мгновенно закрыли свинцовые тучи, поднялся сильнейший ветер, понесший на наш лагерь тучу песка. Газовую плиту моментально задуло, палатку сорвало с места. Хорошо, что в ней был груз — наши вещи, а то бы ее унесло в пустыню. Песок набивался в малейшую щель.

47

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?