Вокруг света 1993-10, страница 51

Вокруг света 1993-10, страница 51

вал Сахару с Каракумами. Так наши пустыни в Средней Азии — это заповедники живой природы: много змей, ящериц, мышей, рощи саксаулов, а в Сахаре — песок да камень. Никакой растительности. А вот мухи — вездесущи. Непонятно, откуда только они берутся?

В этих местах нас стали преследовать миражи. Горизонт колебался, возникали видения: нас со всех сторон окружала обширная гладь воды, озера. Проходящие вдали от нас автомашины как бы растворялись в

дрожащем мареве.

* * *

Ин-Салах — город, затерянный в песках. Кругом дюны, барханы, и среди них зеленые островки жизни, которую здесь дает вода. Остановились у траншеи, люди укладывали на дно пластиковые трубы. Было видно, что воду тянут к отвоеванному у пустыни новому очагу жизни. Внешне смахивало на наши дачные участки: огороженные, небольшие по площади делянки с фанерными домиками. На грядках лук, морковь, салат. Но вокруг пальмы, а дальше — бесконечные пески.

Марат вбежал в городские ворота. Нас никто не встречал. Совсем рядом была школа. Множество детей, высыпало на переменку. Марат взял у меня пригоршню значков, хотел по одному раздать школьникам. Но не тут-то было! Образовалась толпа, которая стала буквально разрывать на части нашего супермарафонца. Он упал, толпа — на него. Тогда Марат швырнул пригоршню значков подальше от себя и так спасся.

Мы отправились на базар купить свежих овощей, фруктов. Но выбор был беден. Видимо, большим трудом достаются здесь дары природы и в своем большинстве не предназначаются для продажи. К счастью, нам удалось купить мешок хлеба, значит — будем сыты, ведь нам предстояло запастись продуктами на следующий этап в 700 километров — расстояние, отделявшее от Таман-рассета.

Еще Ин-Салах запомнился своим этническим разнообразием: в его населении представлены все расовые типы — от чернокожих негров до бледнолицых европейцев.

Наша автомашина повсеместно привлекала к себе внимание, особенно прикрепленными на крыше тремя флагами: Казахстана, Алжира и России. Но у меня такая популярность вызывала тревогу. Молодые любопытные пацаны так и норовили что-нибудь стащить либо начинали настойчиво клянчить все, чего касался их взгляд. Потом я всегда помнил, как в первый же день нашего пребывания в Алжире ловко, в один миг, алжирцы стащили у Марата рюкзачок со спортивной формой, японским фотоаппаратом и паспортом, когда он тренировался на городском стадионе...

Вода, взятая в Ин-Салахе, оказалась солоноватой. Сухое молоко в ней сворачивалось, чай не заваривался. Хорошо, что мы еще в Гардае купили питьевую воду в бутылках. Теперь ее только и пили. После Ин-Салаха опять нас ожидал 200-километровый отрезок безжизненного плато. Досаждали все те же мухи. Они поражали своей наглостью, лезли в глаза, рот, нос. Наверно, им пить очень хотелось. Ведь мы для них были единственным источником влаги на этой горячей сковородке.

* * *

Но вот мы стали приближаться к горам. Природа преобразилась. В ущельях появились корявые деревца. На камнях грелись ящерицы агамы. Одну из агам на привале мы почти что приручили. Марат ловил для нее мух и складывал их возле рептилии. Агама позволила себя фотографировать с расстояния полуметра.

Вблизи Арака, где плоская пустыня сменяется горным массивом, находится поразительное по своей красоте место — самые высокие в мире песчаные барханы высотой 700 метров. Дорога вошла в долину, которую с двух сторон окаймляли два горных хребта: один — абсолютно желтый, другой — темно-коричне-вый. Первый служил как бы границей, за которой— необозримая даль плоской Сахары, а за вторым же тянулась горная гряда на сотню километров, переходящая в массив Ахаг-гар.

«Приграничный» хребет был полностью засыпан: он принял на себя пески Сахары и остановил их, превратившись в сказочную цепь барханов, на склонах которых широкими мазками застыла волнистая рябь песка. Эти песчаные волны сгладили очертания склонов и смотрелись гигантским покрывалом из золотой парчи с муаровыми пятнами, разбежавшимися вокруг по воле ветра. В лучах заходящего солнца начиналась волшебная игра света и тени, непрерывно меняющая вид барханов. Песок, который мы люто ненавидели во время нашего пути по Сахаре, здесь создал чудо красоты.

...Вот уже половина пути позади. Наконец у Марата перестала болеть нога, но аллергия не проходила, и каждую ночь он снова и снова расчесывал тело до крови. Во второй половине маршрута супермарафонец ежедневно пробегал около 80 километров. В гористой части Сахары большой жары не чувствовалось — всегда был спасительный прохладный ветерок.

После поселка Арак Сахара совсем преобразилась. В ущелье попадалась зелень, верблюжья колючка. Часто встречались верблюды — домашние, как объяснил Абид (было совер

шенно непонятно, где же их хозяева, так как жилые поселки встречались не часто). Вообще-то мы очень соскучились по чему-либо живому. Поэтому, когда вдруг Марат увидел двух газелей, он тут же подскочил к ^ нашей автомашине, взял фотоаппарат и бросился в гору наперерез животным. Но они его заметили и с завидной легкостью стали убегать прочь. Марата это раззадорило, и он во всю прыть побежал к ним, чтобы запечатлеть первых встретившихся здесь диких животных. Но газели все же бегали значительно быстрее нашего рекордсмена. Марат явно огорчился, но Абид его успокоил — мы их, мол, встретим еще не раз. И действительно, мы их встречали потом, но фотографии на память не получилось. Зато в моем дневнике Марат их нарисовал — на память.

И вот на пятнадцатый день пути мы прибыли в Таманрассет. По нашим планам мы должны были теперь отправиться на юг — 420 километров до границы с Нигером. Как просто было в Москве, взяв атлас, спланировать этот маршрут! В Нигер шла пунктирная линия — грунтовая дорога.

В Таманрассете мы узнали, что южные районы Алжира и северные районы Мали и Нигера населены туарегами. Часть из них решила объединиться в новое государство и повела политическую и вооруженную борьбу за воссоединение. На практике получилась война местного значения, где главную роль стали играть бандитские группы, которые под политическими лозунгами занимались обычным грабежом. Особо лакомая добыча для них — туристы из Европы, которые планировали маршрут, сидя над картой дома, без учета реальной обстановки. Официальные же власти этих соседних стран сознательно умалчивали в прессе о сложившейся ситуации.

Но наши партнеры из турагентства «ОНАТ» заявили, что не могут гарантировать нам безопасность на пути к нигерийской границе. Начались переговоры с местной администрацией, со столичным начальством Алжира. Даже после сильного давления со стороны посольства России нам все-таки не разрешили стартовать дальше на юг, хотя и был желанный вариант — чтобы нас сопровождала машина с вооруженной полицией. Ведь ни полицейских кордонов, ни асфальтовой дороги, ни поселков на всем пути до границы нет.

Пришлось нам сделать 400-кило-метровый круг по горам Ахаггара. Правда, мы об этом особенно не жалели. Это было наезженное туристское кольцо, типа нашего «Золотого». Через каждую полусотню километров встречались оазисы и поселки, где жили туареги, верно хранящие свои обычаи.

День отдыха в Таманрассете пошел на пользу Марату. Под конец

4 «Вокруг света» №10

49

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Морковная муха фото
  2. Где хранить сковородки?

Близкие к этой страницы
Понравилось?