Вокруг света 1994-08, страница 7

Вокруг света 1994-08, страница 7

нако Евгений предпочел идти открытым морем, хотя это означало «сражение» с Гольфстримом. Но это и облегчало плавание в том смысле, что не надо было разбираться в тонкостях внутреннего фарватера, который часто уводил в «тупики» длиннейших фиордов. Только 21 июня наконец раздался звонок моего домашнего телефона. Все, что написано выше, Евгений изложил в течение нескольких минут.

— Всем привет. За 17 суток прошли 850 километров. Звоню из норвежского порта Тромсе, с борта российского траулера «Краснозна-менск», стоящего здесь в ремонте...

Потом Евгений изложил свою тактику движения: минимум стоянок, минимум заходов.

ТРОМСЕ, 21 июня. Километров за 5 до Тромсе делаем остановку, убираем лодку, готовим документы, варим еду. В 15 часов мы в городе. Связаться по телефону с друзьями из университета, с директором музея Севера Свайном Матисе-ном и его коллегами не удалось. Кажется, все в отпуске. Незнание языка усложняет дело. Решили закупить хлеб, дать о себе знать на Родину и уходить не солоно хлебавши. В гавани, где стоят роскошные катера, какой-то норвежец помогает нам удобно ошвартоваться у плавучего пирса и ведет на стоянку к своей машине. Здесь еще раз пытается дозвониться в университет — бесполезно. Потом везет нас в продуктовый магазин. Крон у нас нет. Взяли 5 батонов хлеба, 6 пачек печенья по 300 граммов, три пачки маргарина. За все заплатили 30 американских долларов, то есть отдали их нашему новому знакомому, а он отдал в кассу свои кроны. Говорит, что доллар в банке меняют на 5 крон... В России эти продукты можно было бы купить гораздо дешевле... Арифметика, высокие цены или незнание обстановки?..

Потом встретили моряков с российского траулера. Капитан траулера Александр Евгеньевич Светоносов обеспечил наш звонок в Москву...В туалет на территории ремонтной базы, где стоит российское судно, зашли к концу дня. Помылись в душе, благодушно разглядывая роскошные аксессуары портового сортира. Тут заходит мужчина и говорит нам: «Финиш, финиш», — и машет руками. Саша отвечает: «Финиш Америка». Тогда служитель достает ключи и показывает на замок, висящий на двери туалета. Мы поняли, что не о том финише шла речь. Пришлось быстренько закругляться....

НОРВЕЖСКОЕ МОРЕ, 1 июля. Полночь. Штиль. Проходим городок в устье Торг-фиорда. Уже темно, и набережная с магазинами и ресторанами иллюминирована, как в праздник. Проходим под мостом, соединяющим остров Торгет с материком. Красивое сооружение. Штурман спит 1, будить не хочется, можно было бы посмот-

1Должность Саши по судовой роли.

реть. За 10 суток от Тромсе прошли почти 600 километров...

НОРВЕЖСКОЕ МОРЕ, 3 июля.

Несу ночную трехчасовую вахту. Пересекаю 40-километровое открытое пространство — единственная «дыра в океан» норвежского внутреннего фарватера. Вахта кончилась, но Сашу не бужу. С юго-запада ползет страшная туча — быть шквалу и дождю — надо искать укрытие. В 4.00 едва успел бросить якорь — пошел ливень. В 6.00 поднимаю Сашу, снимаемся. Саша через час говорит:

— Надо вставать, бессмысленная трата сил.

— Далеко ушел?

— Да нет, — Саша показывает нашу стоянку.

— Тогда возвращайся.

Целый день ливневые заряды и сильный юго-западный ветер. Изредка высовываемся по очереди откачивать воду. Поступает и сверху и снизу. Голод не теща, но стоим у берега, где нет дров. Ползаем под дождем, ищем. В 20 часов Саша разводит костер. Я иду наверх к светящемуся с музыкой дому. Объяснил хозяйке лет 40, что вода нужна. Подаю бурдюк и'ведро. В доме мужские и детские голоса. Ухожу вниз, а через полчаса вся компания из дома вышла на бугор посмотреть на наш табор, но не подошли. Потом овец, рассыпанных по всему косогору, на свой участок загнали и ушли в дом. Мы наварили впрок еды, поели...

НА ПОДХОДАХ К ТРОНХЕЙМУ, 8 июля.

Море становится тише. После часа ночи сушим подушки, убираем все от кострища и в четыре весла идем к открытой части моря — в Тронхеймс-фиорд. За все время плавания обнаружили на берегу дымогарную трубу. Наверное, утилизируют мусор. Дым белый; не черный, не ядовито-зеле-ный, как на наших пейзажах. Где-то слева оставили Тронхейм и ушли под прикрытие острова Хитра. У маленького, похожего на дачный, поселка делаем остановку для добычи хлеба. К нашему удивлению увидели магазин и почту в одном доме. Купили хлеба и отправили в Лондон почту. В пакете, потянувшем на 27 крон, послали документы о нашем плавании. Еще во время постройки лодки в Петрозаводске познакомились с известным яхтсменом Майлсом Кларком, который обогнул Западную Европу, пройдя по рекам и каналам России от Белого моря до Черного.1 Позднее Майлс трагически погиб, а его родной брат Брюс — корреспондент газеты «Times» в Москве — вызвался помочь нам в Лондоне и создал после переговоров с Василием Галенко своего рода комитет для организации нашей ремонтной стоянки на Темзе. Как-то не получилось у нас контакта с почтой раньше.

ПОДХОДЫ К БЕРГЕНУ, 16 июля. Ночью в город решили не входить, от

1 См.«ВС» №10/93. «Англичанка» под российским флагом.

ложить до утра. Кажется, это будет первый заход в крупный норвежский порт. От Тромсе прошли 1350 км, а от Мурманска — 2200, а это более половины пути до Лондона. Здесь надо поставить памятные штампы, позвонить в Москву, дать информацию о походе; с последней связи прошло 26 суток — наверняка уже беспокоятся. Никак не можем решиться на торговые дела. Никогда ничего не продавая, трудно заставить себя выступить в роли уличного торговца — комплекс неполноценности, привитый совдепией, а весь мир торгует... Истрачено уже 240 долларов. Идем на голодном пайке. Хочешь не хочешь, а продавать сувениры придется.

6.00. Проспали. Кругом ничего не видно. Позавтракали с горячим чаем, разогрев газом. И по компасу двинулись к городу во мгле...

Вечером 21 июля Евгений позвонил мне уже из Ставангера. Сказал о своем намерении идти через Северное море к шотландскому порту Абердин, несмотря на то, что не смог найти представителя компании «State Oil». Это резко меняло ситуацию, и я стал всячески отговаривать Евгения от этой затеи. Дело в том, что еще раньше мне удалось связаться с менеджером этой компании Эйнаром Бергом. Компания является владельцем морских нефтяных вышек в Северном море как раз на линии Ставангер — Абердин на протяжении всех 500 километров этого пути. Путь от вышки к вышке при наличии обычной морской УКВ-связи плюс стоянки и отдых на буровых — все это обеспечивало безопасность перехода. К сожалению, задержка лодки пограничниками в Мурманске, приключения со стражами рубежей в Варангер-фиорде и движение против Гольфстрима резко нарушило график движения «МАХ-4», и, вероятно, Берг уехал из Ставангера, не дождавшись русских моряков... В телефонном разговоре с Евгением я убеждал его, что пересекать море без дальней связи и спутникового навигатора «Магеллан», а также без опреснителя морской воды (все эти приборы мы должны были получить в Лондоне для перехода через Атлантику) опасно и безрассудно. Евгений согласился.

Евгений направил «МАХ-4» вдоль берегов Дании, Германии, Голландии.

Мы подсчитали: если темп движения сохранится, мореходы появятся в Лондоне в конце августа. Именно к этому времени я собирался доставить необходимое снаряжение для океанского автономного плавания, источники питания для сигнальных огней и радиоаппаратуры, подаренные известным в городе Елец элементным заводом, «тропический» чехол на лодку, а также буклеты и значки с символикой первой российской кругосветки на веслах.

СЕВЕРНОЕ МОРЕ, 25 июля.

Вылез из каюты. Откачал воду. Ветер еще больше разгулялся. К пяти утра

5

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?