Вокруг света 1994-08, страница 8

Вокруг света 1994-08, страница 8

стихло. Поднимаю якорь. Как удачно зашли вчера в эту живописную бухту, ведь могли всю ночь болтаться в штормовом море. После порта Фар-сунн берега стали значительно ниже. В полдень прошли поворотный для нас маяк на самом юге Норвегии. Рядом с маяком в небольшой бухте нашли и дрова и воду. Западный ветер опять разгулялся. Готовим еду впрок, моемся, стираем свои просоленные одежды. В 19 выходим из бухты на волны и ветер под взорами любопытных, посылающих нам прощальные приветствия. Прощай, Норвегия! Суровый край трудолюбивых людей, может быть, немного жестких. На выходе нас провожает надувнушка с двумя 5 — 6-летними детишками, подростки в гидрокостюмах вокруг нас на вингляйдерах, догонят и носятся по прибойной волне...

ПРОЛИВ СКАГЕРРАК, 26 июля. Волна стала раскатистой, крутой — вошли в Норвежский желоб. Хорошо, что оборудовали борта защитной пленкой — хоть как-то защищает гребца. Трудно нам дался подход к Норвегии и тяжело уходим. За 4-часовую вахту несколько раз окатило волной. Курс заложили на самую узкую часть пролива — до Дании 130 км. В два ночи сдаю вахту Саше. Сказал, чтобы пристегнулся и держал ракетницу наготове. Ночью в шторм выбросит — не услышишь зова о помощи. Подвижную тележку гребца тоже пристегнули: потеря одной еще в Варангер-фиорде чему-то научила. 6.00. Светло, пасмурно. Разбудило не одну сотню раз звучащее слово «вахта!». Саша догребает последние метры своей вахты, весь облитый соленой водой. Вижу, ракетки в ракетнице нет.

— Судно наезжало, пришлось осветить лодку.

Может, и приврал — просто хотелось стрельнуть...

Целый день болтаемся, поднимаясь на 4 — 5-метровые волны и стремительно падая с них. Все гребем в шторм на юг курсами 180 — 210. С запада налетают мрачные тучи, они превращаются в длинные, свисающие с неба языки, поливающие нас потоками воды. А на юге и севере — чистое небо...

ПРОЛИВ СКАГЕРРАК, 21 июля.

Сашу решил до рассвета не будить. Мокнуть ночью, так одному. Часам к двум несколько раз хорошо окатило и однажды так кинуло лодку, что едва не выбросило. В темноте полез в багажный отсек и, перерыв кучу вещей, отыскал альпинистский пояс. ВПЕРВЫЕ ЗА ВСЕ ГОДЫ ПУТЕШЕСТВИЙ ПРИСТЕГНУЛСЯ. Наша лодка на судоходном пути — гляди в оба. Теперь и мой черед пришел уменьшить наш ракетный запас — судно опасно маневрирует совсем недалеко. Сильный западный ветер затихать не думает. К обеду выплыли на два небольших тральщика под датскими флагами. С ближнего машут, призывая подойти. Кричу всякую ерунду, машу и прохожу мимо. Какой-то лихач на надувной моторке догоняет, делает кульбиты. Неу

жели берег близко или с траулеров? Похвастался — удалился, показав на взлете днище.

ПОБЕРЕЖЬЕ ДАНИИ, 30 июля.

В 4 прошел морской маяк Аагер, сдал вахту Саше. Саша погреб по обстановочным огням по каналу во внутренний фиорд. Отлив. В четыре руки поднялись в тихое место и... поссорились. Оказалось, некому идти за продуктами. Получилось как в присказке про деда и бабку. Так и ушли в море со скудным корабельным запасом и тощими желудками. Закусив удила, греб четыре часа...

ПОРТ ЭСБЬЕРГ (ДАНИЯ), 3,4 августа

Красивая панорама открывающегося города. Попутный ветер и сильное встречное отливное течение. Причаливаем поздно ночью к старинному судну-музею. С утра первым делом меняем в банке четвертую сотню долларов и сто норвежских крон. Город опрятный, много велосипедистов. Королева Дании гуляет по улицам — в отпуске! Играют оркестры. За две ходки в город закупили продуктов на 700 крон и перед полночью уходим мористее гряды Северо-Фризских островов, прикрывающих с моря южную Данию и северную часть Германии.

НА ПОДХОДЕ К О.ЗИЛЬТ (ГЕРМАНИЯ), 6 августа. Едва рассвело, стал выводить лодку с мелей. За грядой Северо-Фризских островов не пошли. Даже если и есть здесь ход, его надо знать, а ночью идти по вешкам. Да и сам путь извилист. К 18 часам ветер уже чистый запад да и силы — небывалой в этом плавании. Весла все труднее протащить на ветер. Через час так замутило, что уже подумываем, не грести ли к берегу и выбрасываться, пока светло. Якорь держать не будет, за ночь все равно вынесет на берег... Погребли к берегу. Нет, далеко он, засветло не подойти. Ложимся курсом на юг вдоль островов к проливу на датско-германской границе.

Уже три часа как гребец на аркане — сидит на альпинистском страховочном поясе. «Мощности» черпака для откачки воды уже не хватает. За час раза четыре в ход идет 15-литровое пластиковое ведро. Сдавший вахту не раздевается, дежурит. По команде мигом вылетает из каюты и энергично работает ведром. Документы и ценные вещи убраны в верхние точки закрытых отсеков. Даже если лодку затопит — они будут сухими.

У О.ЗИЛЬТ (ГЕРМАНИЯ), 7 августа. 0 часов. Валы становятся угрожающими. Промокли все вещи. Воду не держит ни комбинезон «Кулика», ни одежда «Липчанки», ни рыбацкая роба. Слева по борту на востоке какие-то огни, сверкает маяк, мельтешат белые и зеленые огоньки бакенов. Бросили якорь, пытаясь отстояться до рассвета. В пятом часу рассвело. Прямо по корме крутой берег, к северу от него песчаная коса, за которой просматривается вода. Да это наверняка пролив между островом Зильт и датским островом Рем! Граница! Пошли к зеленому бую, но буй прыгает

вверх-вниз на полтора-два метра. Саша правит лодкой, слева подведет к бую, справа. Я кручусь на носу, никак не могу завести якорный трос в проушину скобы на буе. В один миг чуть было не оторвало тросом пальцы. Наконец зацепились.

— Давай, на стол накрывай, отметим дни рождения наших друзей.

— Какой стол, — отвечает Саша, — смотри, лодку на буй бросает.

Пришлось подтянуться ближе к бую, а свободный конец закрепить за красный буй. (Как выяснилось, лодку растянули на кромке фарватера, на границе двух стран.) Все, теперь спокойно. Салат из свежих овощей и разную другую снедь выкладываем. При наших скромных запасах прямо-таки барский стол. Елецкую водочку в деревянном фирменном стакане поднимаем за Сашиного друга Барабанова, ему 21 год. Вторые бульки елецкой водочки выпили за Василия Галенко, ему сегодня стукнуло 60. Вспомнил, как отмечали Васин день в 1983 году, когда шли с ним водами Тихого океана во Владивосток. Тогда, на наше счастье, в беспрерывной линии отвесных береговых скал открылся узкий прорыв берега, а в нем чудесная галечная коса, поросшая лопухами и кувшинками. Все солнцем залито, и ветра нет...

Г.САНКТ-ПЕТЕР (ГЕРМАНИЯ), 13 августа.

Утренний прилив не донес воду к лодке, чтоб подтянуться ближе к коренному берегу. Первый на пляже — мусоросборщик. Затем — первые любопытные. Потом первые голые мужики и бабы. Саша идет в Санкт-Пе-тер за продуктами, я остаюсь по хозяйству. Много снимают, интересуются маршрутом. Отдыхающий из Франкфурта Ульрих Камм вызвался дать факс в редакцию. Записал адрес. По приходу Саши дрынкуем лодку на глубину.

Герр Ульрих Камм сдержал слово. Мы получили факс о встрече на курортном пляже Санкт-Петера с нашими мореходами. Драматическое плавание гребной лодки вдоль мелководного побережья Дании, Германии и Голландии — уникально. Мелководье, прикрытое от моря грядами песчаных островов, кажется прекрасным с берега. Плавать же при постоянном ветре с моря — непростая задача. Неслучайно самые тяжелые испытания случились в этом районе, где даже 6-балльный шторм приводит к образованию опасных, высоких, опрокидывающихся гребней волн. Замечу, что путь от Норвегии до немецкого Санкт-Петера Евгений и Саша прошли за 19 суток. Скорость получилась 23 км в сутки. Многолетний опыт Смургиса говорит, что менее 70 км в сутки у него никогда не было! На пути к Голландии ветер поутих, и в городок Франекер, где Евгений возобновил записи в дневнике, они прибыли на шестой день пути (по 50 км в сутки). Норвежские суточные переходы по сотне с лишком километров остались приятным воспоми

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?