Вокруг света 1994-08, страница 9

Вокруг света 1994-08, страница 9

нанием. Добавлю, что именно на этих отмелях наши мореходы больше всего потеряли в весе. «Спать более двух часов подряд на этом переходе не приходилось», — позднее сказал мне Евгений.

Г. ФРАНЕКЕР (НИДЕРЛАНДЫ), 19,20 августа. Город Франекер прошли, любуясь живописными участками по кромкам бесчисленных каналов. В одном местечке, пристав, кое-как наскребли гнилушек для костра. Но выглянувший из дома хозяин молча забрал это добро. Более пустынное место нашли за городком Мидум. Развели костер и подняли тост за мои 55 лет. День сухой, ход спокойный, в канале. Словом, повезло. К полуночи налетели два полицейских. Сначала мы не поняли, откуда это прожектора через наши головы на бровку канала светят. Оказалось, это у них мощные ручные фонари. Остановили, посмотрели на наши паспорта моряков. Все о'кей!

К 7 утра подошли к шлюзу. Шлюзуемся в большой тесноте. Со стенки шлюза с одной стороны — большой город, самоделы яхт и катеров заполняют многочисленные бассейны. С другой — море, за которым маячат в дымке Западно-Фризские острова. Город этот — Харлинген, и до Гааги отсюда 160 км.

ГААГА. 23,24 августа.

В 15 часов в Гааге. Стоим у плавучих домиков. Опять спорим с Сашей. В банке меняем еще 50 долларов. Безуспешно ищем редакцию журнала «Водный чемпион», где для нас должно быть письмо. За 9 гульденов едем на трамвае в клуб с тем же названием. Все закрыто. Возвращаемся к лодке. Дождь, ужинаем.

С утра под дождем идем в клуб пешком. Проезд на автобусе за 5 долларов нам не по зубам. Оказалось, что это не клуб, а туристское агентство. По адресу редакции журнала, который вчера все-таки добыли, едем на трамвае уже «зайцами». По дороге опять поссорились. Саша совсем обнаглел. Дает советы, но совершенно не участвует в делах экспедиции. Возмущает самонадеянность, самовлюбленность. Мало что зная, знает все... В редакции нашелся говорящий по-русски некто Александр. Удалось с его помощью переговорить по телефону с главным редактором журнала «Вокруг света» А.Полещуком, дать информацию для Васи. Сегодня уходим на море. Выход только через Роттердам. Зачем нужна была Гаага? По-теряли минимально 3-4 суток. Компенсирует знакомство с Голландией. Закупаем продукты. В 18 прямая радиотрансляция с лодки. Сразу уходим... Дождь, гребцы—любители и профи, бегуны, велосипедисты. Страна спортивная. С моста хулиганы обливают нас водой.

ГААГА, РОТТЕРДАМ, 25 августа.

В последний шлюз входим в гордом одиночестве. За камерой по левому борту огромная вышка и какой-то восточный ресторан. Через несколько сот метров выплываем в большую реку. Это — Новый водный путь, соеди

няющий рукав Рейна Ньиве-Маас, на берегах которого расположен Роттердам, с Северным морем. До города километров 30. Течение встречное — с моря идет прилив. По обоим берегам реки промышленные зоны. В два часа дня на нас работает мощный отлив. Ему нипочем встречный ветер 10 - 12 м/с. В 5 км от выхода к нам подходит лоцманский катер «PILOT -17». Служба портнадзора выясняет отношения. Буксирует лодку в аванпорт. Старпши инспектор — дерьмо, каких и у нас много, куда-то ушел с документами. На лоцмане едва успели с Сашей выпить по чашке кофе, как мы снова в своей власти. Хотели перед тем как идти на Лондон — 300 км — сделать остановку и наварить еды, подготовить лодку к ходу в открытом море, но теперь не можем. Нас выводят из реки лоцманом. Нет, не патрулируют, но почетно эскортируют — останавливаться неудобно. Пришлось идти в неспокойно море на встречный ветер и волну. Хорошо, что еще отлив не закончился — помогал.

Как только лоцман пошел обратно, легли курсом на юго-запад, за ограждающий мол аванпорта, в надежде найти за ним укрытие. И вот удача, уже в сумерках пробиваем прибойную волну и под защитой песчаной косы встаем на отстой. Очень вовремя — пошел сильный дождь...

По мере того, как лодка «МАХ-4» продвигалась вдоль побережья Северного моря, наши друзья в Лондоне проявляли беспокойство по поводу виз для наших мореходов. В отличие от коротких заходов на маршруте, когда к ним претензий никто не предъявлял, в столице Великобритании планировался ремонт и дооборудование лодки для океанского плавания. Поэтому статут паспорта моряка, владельцы которого могут без помех заходить в любой порт для пополнения припасов или для укрытия от непогоды, здесь не действовал. В связи с этим я и передал Евгению еще при разговоре из Ставангера, чтобы он зашел в Гаагу, где в редакции «Водного чемпиона» получит информацию на эту тему. Наши друзья в Лондоне Брюс Кларк и Саймон Пелли прислали приглашения для Смургисов в британское посольство в Гааге. Но Евгений, к сожалению, попал не в ту редакцию и, естественно, не понял, зачем его «тянули» в Гаагу.

Евгений не вел дневник на переходе Гаага — Лондон. Три дня непрерывной гребли — и наши гребцы пересекли южную часть Северного моря. Не учтенное ими течение из Атлантики вынесло их к северу от устья Темзы. Тем не менее без особых приключений они двинулись к эстуарию Темзы и 30 августа прибыли на рейд городка Саутенд-он-си. Здесь их настигли журналисты из газеты «TIMES» и береговая охрана. Не имеющим виз мореходам поставили разрешительные штампы для длительного пребывания в британской столице без всякой волокиты. Речная полиция Темзы убедилась, что русские путе

шественники не пытаются стать нелегальными иммигрантами, и «повела» лодку вверх по Темзе. Смургис и сын двигались к центру города с каждым приливом, то есть с попутным течением. В отлив отдыхали, приводили в порядок лодку с расчетом прибыть в Лондон 1 сентября.

29 августа я вылетел в Лондон.

... Прежде чем «ловить» лодку «МАХ-4» на Темзе, я отправился в Чизвик — западный пригород Лондона, где осмотрел нашу «резиденцию» в местном гребном клубе. Члены совета клуба Джеймс Маклин, Найджел Рантен, Питер Кинг заверили меня, что здесь мы получим необходимый инструмент для ремонта и оборудования лодки, чтобы подготовить ее к следующему переходу — Лондон — Кадис. В Лондоне я делал записи не в блокноте, а на популярных в клубной кухне бумажных одноразовых тарелочках. Таких тарелок у меня набралось тридцать. Каждая из них пестрела именами, телефонами, адресами, названиями фирм. Их удобно было перекладывать, чтобы быстро найти очередного доброхота, обещавшего нам краску для днища или моток капронового троса. Я храню их до сих пор и время от времени «листаю», восстанавливая события тех дней.

... В корпункте ИТАР-ТАСС уточняю место нахождения лодки на Темзе и вместе с корреспондентом Би-би-си Анатолием Шустовым на поезде добираемся по левому берегу Темзы до яхт-клуба Чаррок. Ричард Стрингер, секретарь клуба, помогает нам с катером, и я наконец встречаюсь с Женей и Сашей. «Морские бродяги» — первое, что приходит мне на ум, когда я вижу изможденное, черное от загара лицо Евгения и отчужденный, даже незнакомый взгляд Саши из-под спутанных волос. А ноги... не видевшие пресной воды и сухой обуви! Но улыбки их, кажется, остались прежними, хотя каждый радовался по-своему... Пока Женя дает первое интервью ^ля Би-би-си, я осматриваю лодку и вижу, что ремонт предстоит немалый.

Через пару часов встречаю лодку у исторического моста Тэйлор, где Александр Гурнов и оператор Дмитрий Бритиков снимали для ТВ, для программы «Вести», прибытие «МАХ-4» в Лондон. В клуб добираюсь на метро, а Евгений и Саша ночью с попутным приливом поднялись вверх по Темзе и дождались рассвета, прикорнув в лодке у борта патрульного катера речной полиции.

Дни наполнены сутолокой и обустройством в клубе (первая ночь на полу). Я позвонил хозяину дока св. Катерины, что рядом с замком Тэйлор, знаменитому яхтсмену и кругосветному «одиночке» Робину Нокс-Джон-стону. Он любезно разрешил нам стоянку в выходные дни, чтобы удовлетворить интерес общественности. Мы очень рассчитывали на солидную спонсорскую поддержку, но она, к сожалению, не состоялась. Плакали

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?