Вокруг света 1996-09, страница 10

Вокруг света 1996-09, страница 10

Знакомлюсь с покупателем. Его зовут Тахир, и он, оказывается, мясник. Унаследовал профессию от отца и деда. На скотном базаре Тахир закупает баранов, затем режет, свежует, рубит — и продает мясо на Чорсу.

— У нас, в России, скотину режут только в сезон. А у вас?

— Каждый день, — отвечает он. — Летом, зимой — все равно. Но 28 апреля на Курбан Хайт — режут все поголовно. В этот день на шура-базаре весь Ташкент. Каждый мусульманин должен купить живого барана, чтобы совершить жертвоприношение: кровь отдать Аллаху, мясо — людям. Тушу делят на три равных куска: один берут себе, два других отдают бедным соседям. Таков обычай.

Возвращается Крайнов, ходивший в глубь базара на разведку.

— Пойдем. Я нашел Иргиза. Хочешь с ним поговорить?

Он ведет меня в коровий загон, где посредник Иргиз сводит и «мирит» продавцов и покупателей. На этот раз попались несговорчивые: за корову просят 15 тысяч сомов, но купить готовы только за 14 тысяч. Иргиз осматривает животное, щупает вымя. Говорит, глядя в глаза хозяину:

— Отдай за 14. Дороже не продашь.

Затем вновь соединяет руки двух упрямцев и дает им еще пять минут на раздумье

— Скажите, они вас знают? — спрашиваю Иргиза.

— Меня здесь все знают. Если что-то не так будет — за все я отвечу.

— А как вас найдут?

— Здесь и найдут. Я на этом базаре с самого детства, вот уже 50 лет. Патент имею.

— Значит, без посредника на скотном базаре никто ничего не купит?

— Ни за что. Посредник — это гарантия

— А если обманет?

— Такого не бывает. Если даже просто ошибется — базар будет. А в результате — позор. Деньги должен вернуть. И уж больше ни один человек тебе не доверится.

Тут же казахи продают веревки, ремни, цепи для быков, упряжь для лошадей, сено, комбикорма... Молодой узбек, одетый под ковбоя, выбирает уздечку для только что купленной лошади. И мы спешим в конный ряд, который уже сильно опустел.

№ здесь идет азартный торг. Меня привлекает стройная кобыла золотистого цвета, с белоснежной гривой, которую обступила толпа. Хозяин просит за нее 25 ООО сомов, что равняется пятистам долларов.

— Что это за масть? — спрашиваю Володю.

— Саман, — отвечает он. — По-русски — желтая трава. Очень редкая масть.

— Позовите Алима, пусть скажет свое слово. — предлагает кто-то.

Приходит тучный и важный старик, перед которым все почтительно расступаются. Это самый знатный посредник. Лучше его здесь никто не знает лошадей.

Бой перепелов окончен. Ставили на Ахмета, а победил Шамши.

— Пусть мой внук проедет на ней, — предлагает он хозяину. — Потом поговорим.

Мальчик лет двенадцати взлетает на кобылу, берет ее с места в галоп. Ал им, подняв руку козырьком к глазам, зорко наблюдает. Говорит:

— Хорошая лошадь Сколько ты за нее просишь? 25 тысяч? Дешевле не отдавай.

Покупатель уже не возражает. Быстро отсчитывает сомы и уводит кобылу.

На груди у старого Алима горит орден Красной Звезды.

— Где воевали?

— В конном связном взводе, — гордо отвечает Алим. — От Москвы до Кенигсберга прошел. Тринадцать раз награжден: «За Отвагу», «За взятие Сталинграда», «За взятие Берлина»... Лошадьми занимаюсь с малолетства. Я ведь не только посредник, у меня дома целая конюшня.

Перед отъездом в Ташкент пьем чай в местной чайхане.

11 ВОКРУГ СВЕТА

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?