Танкомастер 1998-04-06, страница 43

Танкомастер 1998-04-06, страница 43

Между тем «жизненное пространство» ка тастрофически сокращалось: в начале ян варя 1922 г. в строю имелось 120 бронепо ездов, в октябре 1923 - 44, в октябре 1924 19. Фактически бронепоездные войска бы ли свернуты. 15 июля 1923 г. приказом Уп равления бронесил Сиркена откомандиро вали в распоряжение Главного артиллерийского управления (ГАУ), где его назначили старшим приемщиком Инспекции артприе-мов ГАУ, а в декабре 1923 г. районным ин женером Инспекции артприемов. Он не вылезает из командировок: Брянск, Москва, Дарницкий полигон, Ленинград и т.д.

Во второй половине 1924 г, произошло малопонятное событие, объяснить которое возможно, разве, что через призму разгрома наркомвоенмора Троцкого и его кадровой опоры. В сентябре по ходатайству Брянского губкома, поддержанному Политуправлением Республики (ПУР), Сиркен убыл в распоряжение означенного губкома. «Подорожная», выданная ему, гласила: «без ведома ПУРа переход на другую работу не допускается». Начальник ГАУ РККА Сэдлуцкий от лица службы выразил Сирке-ну прощальную благодарность. «Я здесь не буду перечислять всех заслуг К.К.Сиркена перед родным броневым делом, - говорилось в приказе. - Сослуживцы броневики знают, что нет той отрасли броневого дела, где бы тов. Сиркен не приложил своих знаний и сил. Ныне, расставаясь, хотя и временно, я считаю своей прямой обязанностью выразить...»и т.д. И спеца такого уровня уволили из армии и держали на заурядной работе - начальником тракторного цеха и замдиректора по труду завода «Профинтерн», директором вагоностроительного завода им.Урицкого. В эти годы Сиркен в порядке хобби разработал автолыжный тропоход, аэросани тяжелого типа, зенитную пулеметную установку на повозке грузоподъемностью 0,75 т.

В конце 1928 г. Клим Ворошилов извлек Сиркена из «цивильного нафталина» и назначил директором артиллерийского завода № 13, а в январе 1930-го в составе комиссии Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) по закупке машин и технологий отправил в загранпоездку с целью изучения танкового производства в Германии, Франции, Англии, Чехословакии, США. По возвращении его назначили главным инженером, а затем начальником танкового отдела завода «Большевик».

Когда Сиркен пришел на «Большевик», там серийно выпускали танк Т-18 и разрабатывали более совершенный Т-19.16 и 23 января 1931 г. состоялись рабочие заседания комиссии под председательством начальника Технического управления УММ РККА Г.Г.Бо-киса, вопросу о выборе типа легкого пехотного танка (Т-19 или 6-тонный «Виккерс») для развертывания массового производства на базе мощностей строящегося СТЗ. От «Большевика» присутствовал К.Сиркен. Его позиция выделена особым мнением, которое в принципе совпадало с выводами комиссии. Т-19 горел по всем статьям. «Виккерс» был на порядок проще и технологичнее буквально во всем. Поскольку речь шла о баснословных объемах производства -13.800 танков в год (мировая революция дело серьезное), то уже 6-цилиндровый двигатель на Т-19 против 4-цилиндрового на «Вик-кирсе» подписал «смертный приговор» своему «хозяину» (трудоемкость и объем подгонок, вероятность брака для картера, поршней, коленвала, распредвала и т.д.).

Заслушав 13 февраля 1931 г. доклад начальника УММ РККА И.Ха-лепского, РВС СССР постановил принять на вооружение 6-тонный танк «Виккерс» под индексом Т-26, как основной танк общевойсковых соединений и танковых частей РГК, то есть массовый танк сопровождения пехоты и количественного усиления стрелковых соединений при прорыве оборонительных полос. Однако осваивать Т-26 предстояло не СТЗ, упорно не выходившему на проектную мощность по выпуску тракторов, а танковому производству завода «Большевик», которое выделялось в самостоятельный завод № 174 им.Ворошилова. Директором завода назначили К.Сиркена. 1 мая 1932 г. «За заслуги специального характера» ВЦИК СССР наградил его орденом Красной Звезды за № 21, что означало - возглавляемое

Сиркеном предприятие впервые в СССР, да. по сути, и в мире, освоило массовое производство танков и вышло на уровень устойчивого выполнения производственной программы. К концу года армия получила свыше 1.000 Т-26.

На XII съезде ВКП(б), характеризуя успехи танкостроения, Ворошилов заявил -«мы имеем сейчас неплохих специалистов танкового производства» и, перечисляя по просьбе Сталина по-фамильно, назвал, в частности, Сиркена.

Наряду с организаторской деятельностью, в эти годы Сиркен участвовал в разработке танкетки Т-23, спроектировал два варианта 37-мм САУ на шасси танкетки Т-27. Последние хорошо известны, но мало кто знает автора. Разработал малоизвестный проект лафет-танка, так называемой системы Сирке-на-Шаврова. Он поступил на рассмотрение ГАУ РККА в начале 1930 г. с препроводительной запиской командующего ЛВО Тухачевского, в которой тот со свойственной ему манерой бежать впереди паровоза указывал на возможность использования данного принципа для орудий калибра 12» и 14», хотя проект предусматривал использование лишь 120-мм орудия. Система представляла собой гусеничный транспортер, оперативная переброска которого происходила по железной дороге с подводом железнодорожных тележек, а тактическое перемещение - на гусеницах. Причем орудийная секция массой 32,7 т приводилась в движение силовой секцией на отдельной повозке массой 40 т. ГАУ отметило: угол горизонтального обстрела при стрельбе с железнодорожного полотна 15 градусов совершенно недостаточен для такого калибра; открыт вопрос использования существующих мостов в случае передвижения вне железной дороги (даже стратегические мосты нулевого класса такой нагрузки не держали); в целом система чрезмерно дорога (250 тыс. руб.) для калибра 120-мм и не увязана с ТТТ Штаба РККА, предъявляемыми к установкам подобного рода. В отношении рассуждений Тухачевского о 12» и 14» ГАУ мягко выразило свое недоумение.

В ноябре 1932 г. Сиркена назначили первым заместителем председателя треста «Спецмашиностроение» по технической части и он отбыл в Москву, однако через год, по ходатайству Ворошилова, был переведен на должность районного инженера АБТВ при Управлении бронетанковыми заводами Ленинграда. В этот период он работал над оборудованием подводного вождения танков. Специфика и сложность работы заключались в том, что требовалась не уникальная экспериментальная конструкция для проверки самой идеи преодоления танками водных преград по дну, а дешевый простой надежный комплект и методика его использования в строевых частях. Испытания Т-26ПХ дали обнадеживающие результаты. Однако эти работы, проводившиеся в СССР впервые в мире, вскоре свернули.

Итак, очевидно, человек на своем месте, зачем дергать, но... он потребовался Ленинградскому обкому партии. Сиркена уволили из армии и направили на завод «Большевик» начальником внешнего монтажа и начальником цеха № 46. В третий раз Сиркен оказался в числе пионеров. По оценке начальника Артуправления ВМФ контрадмирала Егорова, под его руководством были проведены «высококачественно и в срок крупные монтажные работы по сборке впервые изготовленных в СССР крейсерских башен, модернизация 12» башен на форте Красная Горка и ряд ремонтных и монтажных работ на Балтийском, Черноморском и Тихоокеанском флотах». Можно предположить, что Сиркен, в частности, курировал изготовление и монтаж 180-мм трехорудийных башенных установок МК-3-180 крейсеров «Киров», «Ворошилов», «Максим Горький», «Молотов» и 152-мм трехорудийных башенных установок МК-5 крейсеров типа «Чапаев». Во всяком случае, когда на Старо-Краматорском машиностроительном заводе развернулось строительство цеха для сборки башен МК-5, распоряжением наркома вооружений Ванникова, в мае 1938 г. Сиркена направляют в Краматорск в качестве начальника спецуправления СКМЗ с задачей организации производства башен. Фактически работа была сделана, но... в 1941 г. в Краматорске все,

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?