99. Михаил Ломоносов, страница 27

99. Михаил Ломоносов, страница 27
Михаил Ломоносов

Историк нового поколения

Август Людвиг Шлёцер (1735—1809)

26-летний филолог Август Шлёцер, приехавший в Россию в 1761 году, первоначально рассчитывал сделать ее промежуточным этапом к предстоящему путешествию на Восток, но вместо этого предпочел заняться историей России. Этот весьма талантливый молодой человек уже через несколько месяцев по прибытии в страну выучился говорить по-русски и вскоре стал настойчиво добиваться достойного, по его мнению, места в Академии наук. Шлёцер понял, что история России, почти не известная на Западе, может стать для него трамплином к общеевропейской славе.

Прыть молодого ученого насторожила Миллера, первоначально покровительствовавшего Шлёцеру, и вызвала резкое неприятие Ломоносова («каких гнусных пакостей не наколобродит такая допущенная к русским древностям скотина»). Им не понравилась «методика» действий Шлёцера, намеревавшегося собрать рукописи предшественников — от покойного Василия Татищева до Ломоносова и Миллера — и на их основе создавать собственные труды. Особенно возмущала Ломоносова склонность Шлёцера сводить русскую национальную культуру к иностранным влияниям. В написанной уже в 1763 году «Русской грамматике» немец представлял русский язык чуть ли не как производный от греческого и немецкого языков. Разумеется, разделял Шлёцер и отвергаемую Ломоносовым норманскую теорию.

Однако предприимчивому «варяжскому гостю» удалось заручиться поддержкой самой Екатерины II и получить доступ к русским архивам. В течение нескольких лет Шлёцер лихорадочно копировал древнерусские источники, после чего в 1767 году покинул Россию, став профессором Геттингенского университета. По его собственным словам, он стремился «в Германии обращать в деньги то, что узнавал в России».

В 1802 году Шлёцер выпустил капитальное исследование «Нестор», оказавшее значительное влияние на российское источниковедение.

Основоположник современной химии

Антуан Лоран Лавуазье (1743—1794)

Французский ученый Антуан Лоран Лавуазье традиционно считался первооткрывателем закона сохранения массы, одного из наиболее фундаментальных законов природы. Между тем, сам ученый не настаивал на своем приоритете и в «Начальном учебнике химии» (1789) сообщал об этом как о само собой разумеющемся. По его формулировке, «масса всех веществ, вступивших в химическую реакцию, равна массе всех продуктов реакции». Не попытался утвердить себя в качестве первооткрывателя этого закона и Михаил Ломоносов, по-своему сформулировавший его еще в письме к Эйлеру от 5 июля 1748 года: «Все перемены, происходящие в природе, подчиняются одному общему закону: сколько где чего прибудет, столько же в другом месте убудет. Сколько вещества прибавится в одном теле, столько же убавится в другом». Впрочем, авторитет ни Лавуазье, ни Ломоносова не пострадал бы и в том случае, если бы вдруг выяснилось, что об этом писал кто-то раньше.

Получивший юридическое образование Лавуазье в области химии являлся самоучкой. По основному роду деятельности — на протяжении почти четверти века он был откупщиком, но сколоченное таким образом состояние тратил на устройство лаборатории и на научные исследования. Однако якобинцы рассматривали Лавуазье всего лишь как одного из откупщиков, наживавшихся за счет народа, а потому 8 мая 1794 года казнили его.

Между тем, Лавуазье благодаря своим открытиям по праву считается одним из отцов современной химии. Он сумел первым раскрыть механизм горения, окончательно опровергнув теорию флогистона — особого вещества, якобы обеспечивающего горение. Лавуазье первым установил химический состав воды. Наконец, он был одним из авторов общепринятой ныне химической номенклатуры. ^Н

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?