Юный Натуралист 1938-10, страница 20

Юный Натуралист 1938-10, страница 20

МФЩФДМЖ yqilBffllME

ПйАШШ 1Е1Ш СТРАНЫ

За двадцать лет Октябрьской революции тысячи молодых людей, взращенных партией и комсомолом, пришли в науку. Со всем пылом молодости, г русским размахом и американской деловитостью овладевали они знаниями, чтобы двшать вперед науку на пользу горячо любимой родине. Советский народ ценит и любит своих молодых ученых — их опыты и научные открытия встречают горячую поддержку рабочих и колхозных масс. Партия и комсомол, любимый вождь народов Иосиф Виссарионович Сталин неустанно заботятся о талантливых сынах родины.

Здесь мы помещаем биографии и работы молодых ученых-биологов, сделавших интересные открытия в своей области.

Иван Алексеевич Власов

£ I яжелым, сбивчивым шагом бре-

/■^r -А- дет за ленивой кобылкой кре

стьянский парнишка. Погля-деть на его приземистую фигу-ЦРЩР^ РУ1 на кудлатую круглую голову, на то, как подолом своей синей линялой рубашки вытирает он грязный и потный лоб, — можно точно сказать, что парнишке едва миновал двенадцатый год. А ои уже важным сиплым баском покрикивает на лошадь, деловито и густо крякает, перевертывая деревянную борону, чтобы вынуть из зубьев запутавшиеся сорняки.

Встал он сегодня с первыми лучами весеннего солнца. Теперь давно миновал полдень. Хорошо бы сейчас отпустить Савраса в та-буи, попросить у матери краюшку свежего хлеба и, стащив из сеней небольшую махотку молока, улизнуть за сараи, поближе к реке...

— Ванька, Иван! Смотри, бес круглолобый: опять борона поверху чуть царапает, не видишь!

1$

Это кричит хозяин.

И сразу куда-то далеко отступает мать, и родная деревня, и молоко.

Полдничают лишь хозяева. Батракам, когда хозяева сядут ужинать, наливают в большую деревянную миску щей, дают по краюхе черствого хлеба: с тем и спать. А наутро их ждут те же вчерашние щи.

Взрослым лучше: они поедят и — спать, а Иван гопит в табун лошадей и стережет их в ночном до утра. Какой уж там сон! Если копи уйдут на помещичье поле, тогда штраф, рублей пять.

'Не вынес Ваня беспросветной батрацкой жизни. Хотел вернуться домой, в родную Николаевку, да вспомнил те годы, когда учился в сельской приходской школе. До школы добрых два километра, а сапоги одни на троих, и те рвань. Так и не пошел домой.

Многие в те годы — а был тогда самый разгар мировой войны — искали спасения в городе. Пошел в город и Ваня. В Москву. А это была не Москва сегодняшних дней,

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?