Юный Натуралист 1971-04, страница 20

Юный Натуралист 1971-04, страница 20

18

Стояла середина апреля. Наступило время первых песен и первых малышей в гнездах и норах. Рано утром за окном я увидел густой иней, вышел на улицу и почувствовал под ногами прочную зем-

лю _ мороз за ночь заморозил всю

грязь. Я быстро оделся и поспешил в лес. Идти было легко и по полю, и по смерзшимся сугробам.

Я шел тихо, морозная тропка не потрескивала и не шелестела, я слушал весенние песни птиц, уже вернувшихся домой с юга, слушал перестуки дятлов на своих барабанах и совсем не заметил, как впе

реди меня на тропке появился еще один лесной житель. Я поднял голову и от неожиданности остановился: впереди в ка-ких-нибудь двадцати шагах сидела лиса. Просто сидела и глядела на меня...

Я не знал, что мне теперь делать. Что-то сказать? Но ведь лиса все равно не поймет сказанного.

Я повернулся и медленно пошел назад, оставив лес весенним песням, танцам и пляскам, весенним заботам и моей старой знакомой лисе, которая, наверное, чувствовала себя в этом весеннем лесу настоящей хозяйкой.

Вы когда-нибудь видели, как возвращаются на родину стаи журавлей? Они летят над землей широким клином и радостно курлычут — трубят. Я всегда подолгу слушаю их весеннюю песню. Иногда хочется услышать эту трубную песню поближе, но все журавлиные стаи почему-то пролетают мимо и никогда не опускаются на наши поля. Но этой весной одна журавлиная стая остановилась на ночь передохнуть неподалеку от нашей деревни. Ночь я, конечно, не спал и внимательно прислушивался к голосу журавлиной стаи, но ничего почему-то не услышал. А рано утром журавли так же молча поднялись на крыло, немного полетали, выстроились своим походным клином и ушли дальше.

Я горевал, переживал,

что так и не услышал близко настоящей журавлиной песни, но к вечеру заметил еще один журавлиный клин. Он медленно снижался, птицы не спеша перестраивались в длинную шеренгу и одна за другой опускались на моховое болото.

Я отправился в лес, заночевал на сухом бугорке и даже не разводил огня, чтобы не распугать птиц. Наконец наступил рассвет. Вместе с рассветом пришел туман и закрыл болото. Я не шевелился и внимательно прислушивался к голосам утреннего леса. Вот-вот журавли должны были затрубить. Но вместо знакомой журавлиной песни я вдруг услышал совсем неизвестный мне звук, который походил на глухую барабанную дробь. Первый «барабан» осторожно заговорил справа от меня, поговорил немного и замолк. Но почти тут же из глубины тумана ответил ему второй «барабанщик». Затем сигнал принял третий и незамедлительно передал полученную новость дальше в туман.

Я прислушивался к голо

сам странных и мне казалось, что справа, слева и впереди от меня залегла в тумане цепь неизвестного мне лесного войска. Оно будто ждало сигнала к атаке, а пока осторожно изучало противника и сообщало о каждой новости с одного фланга на другой короткой барабанной дробью.

Первое сообщение было передано, болото затихло. Но вот справа от меня снова заговорил тот самый «барабан», который первым нарушил утреннюю тишину. В этот раз «барабан» разговаривал дольше — видимо, новость имела большое значение, и передать ее требовалось .более подробно. «Барабан»

умолк — и все повторилось, как в первый раз, лишь с той разницей, что теперь донесение было принято не только затаившейся цепью, но и тыловыми частями — сигнальных «барабанов» было больше.

Я ждал, когда растает туман, когда он уйдет с болота. Но туман все не уходил. Я ничего не мог разглядеть, а «барабаны» тем временем звучали все тише и тише, пока совсем не смолкли. Так ни с чем я и вернулся домой. А может, кому из вас, следопыты, доводилось слышать и видеть «барабанщиков» и вы сумели разгадать тайну неизвестного войска? Напишите мне о своих открытиях.

СЛЕДОПЫТ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?