Юный Натуралист 1971-08, страница 16

Юный Натуралист 1971-08, страница 16

Нет, это совсем удивительно — увидеть мир оттуда, с вершины, его, Артур-чика, глазами!

Злой и веселый одновременно, он захотел поскорее скрыться из виду, если уж остался абхазец сторожить горку шишек, и поскорее покорить вершину.

Вверх и вверх, обходя заросли, кусты, опасаясь сбиться с дороги, хотя никак не собьешься: стремись вверх и вверх!

А когда, взмокший, взбудораженный от восхождения, тяжело дышащий, как финишировавший бегун, он захотел увидеть внизу, на той маленькой равнине, на том горном лугу старика, то ничего не увидел: так плотно заслоняла хвоя и море, и небо. Только голубыми лоскутами проглядывало море, только белесыми лоскутами проглядывало небо.

И тогда, отдыхая, успокаиваясь и боязливо посматривая на эти заросли, он представил, что заблудился, стало ему жутко

и одновременно радостно. Нечто похожее с ним уже было в Москве, когда однажды во двор заехал на грузовике Валеркин брат, а они с Валеркой незаметно залезли в кузов, свернулись там и затихли; а потом катили по Москве, которую в этот миг не видели, катили бог знает где, какими улицами. Только крыши мелькали по сторонам, только верхние этажи, только стрелы подъемных кранов; и как только грузовик остановился на окраине Москвы, окутав себя облаком пыли, они вывалились из кузова, из облака этого, как с небес свалились, и Валеркин брат грозным голосом стал кричать им, как легче добраться домой. Они ответили, что сами знают, и тут же покинули стройку — чтобы идти, плутать, чтобы воображать себя разведчиками где-то в чужом городе, а затем разойтись в разные стороны, поодиночке добираться к дому. Да, восхитительная то была игра в огромной Москве, и сейчас начиналось что-то похожее, только никто тут не поможет, и если заблудишься, то по-настоящему.

Неожиданно он оказался на той высоте, когда выше уже некуда подниматься, и хотя по-прежнему густая хвоя скрывала от взгляда то, что кругом и что осталось внизу, все-таки он был на вершине, все-таки видел он край выпуклого моря и потому улыбался. Он так стоял и улыбался неизвестно сколько, удивляясь самому себе.

А вниз стал сходить каким-то новым человеком, покорителем этих гор, и в радости то катился, цепляясь за кусты, то пытался бежать под уклон, колотя пятками о землю, как бы тормозя, и голые руки, лицо были исхлестаны, а он все не замечал этого в радости.

И как же поразился он миражу, вдруг возникшему перед ним! Ведь шел он как попало, лишь бы вниз, катился радостно и безрассудно с горы, а вот же показа

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?