Юный Натуралист 1973-09, страница 16

Юный Натуралист 1973-09, страница 16

17

Осень принесла прохладу. Отходят жаркие дни с их застойным зноем и изнурительной сушью. Сентябрьская свежесть, спорые дожди предоставили отдых жухлым травам и блекнущим широколиственным кронам. Перестали осыпаться березы и липы, как бы воспрянула зелень.

Но вот разнежилась прощальная теплынь года — так называемое «бабье лето». Опять сухо, солнечно, просторно. И только неуклонная убыль света да занимающееся полыханье листопадных красок напоминают, что на дворе пер-воосенье — дивная пора увядания, старения природы.

Солнце подолгу сверкает на ясном небосклоне. Зато когда набежит облачко — светило принахмурится, исподлобья глянет на раскрашенные ландшафты. Тут-то, кажется, и вступает осень в свои пестрые терема. Через неделю--полторы, глядишь, позолотились березы, раскалились докрасна дубы и рябины, зарделись клены. Настает карнавал листвы!

Задумались об отлете птицы. Отбывают трясогузки и деревенские ласточки, рыхлыми стаями носятся грачи и скворцы: улетят, как первый снег выпадет. К си-ничьим ватагам пристал проворный поползень. Бегает по стволу вверх и вниз головой, свищет; за удалой свист и прозван любителями пения «ямщиком». Как есть ямщик-лихач. В борах слышатся глухари и косачи: отпевают лето. Звук с глушинкой, не тот, что был красной весной.

Первенец осени — сентябрь поможет животным подготовиться к длительному периоду холодов. Вот хотя бь> рыжие белки. То с цоканьем гриб тащат—висеть ему между сучками, то орех под мох прячут. Но зима спросит о припасах не одних белок. Вон и бобры неспроста занялись лесоповалом. Осиновые чурки сплавлены поближе к хаткам, а хамыз — тонкие ветки — подтоплен возле плотины. Седому бобру ума не занимать: в холода любая заготовка к столу сгодится.

А вот медведь съестных припасов не делает. Когда их расходовать, если во сне зиму коротать? Для поддержки сил и жиром обойдется. Правда, жиреть осенью надо основательно, поэтому медведь сейчас и в овсы наведывается — метелки обсасывает, и ягоды собирает, и свежатин-кой не гнушается.

Жиреют к осени и птицы. Ведь перелетным без этого нельзя в дорогу пускаться, а оседлым кладовки пополнить нужно. Хохлатая синица — на что уж беспечна, а и та сейчас где личинку, где сосновое семечко в шели коры положит.

Любят порыться в галечниках лесные куры — глухари и тетерева. Перед суровым сезоном, перед тем как им придется довольствоваться грубым кормом из древесных почек и хвои, эти птицы набивают в желудок мелкие камешки. Ведь известно — у пернатых зубов нет, и камешки помогут перетирать заглоченный корм.

Еще не померкли луговые цветы. Вдоль берега заметны искрасна-лиловые дербенники. Листочки лодочкой, как у ивы, соцветия вытянутые, ровные. Иволистый дербенник в народе слывет «плакун-травой», под этим прозвищем он известен и в сказках. Не сникли ромашки-нивянки, весело выглядывая из высокотравья, по межам нет-нет да попадутся синие васильки. На загляденье людям достаивают золотарники, по-другому — золотые розги.

В мглистом поднебесье протянул клин журавлиной стаи. Тревожно доносятся прощальные клики. Не могут жура-вушки равнодушно лететь с милой стороны. К тому же перекличка сплачивает стаю, помогает выдерживать ритм

3 «Юный натуралист» № 9

Рис. И. Кошкарева

Фото В. Гуменюка и А. Чиркова

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?