Юный Натуралист 1974-03, страница 21

Юный Натуралист 1974-03, страница 21

□ егкие изящные рога венчают нелепую голову с чудовищно вздутым и вытянутым носом—хоботом. Из-за этого странного украшения голова сайгака на тонкой шее кажется непропорционально тяжелой. Животное несет ее низко, почти над самой землей. Коротконогое удлиненное туловище похоже на овечье.

Глядя на сайгака, не сразу поверишь, что это одно из самых быстроногих млекопитающих планеты. Семьдесят и более километров в час пробегает он, уходя от опасности или спеша к далекому водопою. И такая скорость не мгновенный порыв, который накоротке изматывает животное, а ровная, уверенная иноходь прирожденного стайера.

Зоологи-систематики немало спорили, какое место эти необычные животные занимают среди других копытных. Большинство ученых считают сайгаков промежуточным звеном между антилопами и козлами. Некоторые выделяют их в особое подсемейство в обширной семье полорогих животных.

Своеобразен и образ жизни сайгаков. Даже северные олени не образуют таких колоссальных стад, как сайгаки. Порой они насчитывают до двухсот тысяч голов. И это несметное количество животных ухитряется прокормиться скудным пайком сухих степей и полупустынь.

Вот и кочуют сайгаки по бескрайним просторам Казахстана и Средней Азии в поисках свежих пастбищ. По 300—350 километров проходят ежедневно сайгачьи стада. А в тяжелые многоснежные годы, бывает, и больше. Летом — в клубах пыли и нередко при сорокаградусной жаре. И зимой искать корм и спасаться от опасности приходится и в тридцати-сорокагра-дусные холода. Тогда-то и выручает сайгаков их нелепый хоботообразный нос. Он отлично выполняет роль респиратора, увлажнителя и грелки одновременно: не пропускает ни раскаленный, ни пыльный воздух, ни чересчур холодный.

Верблюду, чтобы не задохнуться во вре

мя песчаных бурь, тоже потребовался увеличенный нос — респиратор. Но он намного уступает сайгачьему. Горбатому жителю пустыни не приходится мчаться во весь опор сквозь тучи раскаленной пыли и в морозную мглу.

Сайгак чувствует себя хорошо и уверен в своей безопасности, только когда он в стаде. Вместе легче проторить дорогу в заснеженной степи. Тысячи настороженных глаз, чутких носов и ушей скорее замечают опасность. Крепко уснуть могут только те животные, которые находятся в центре. Остальные спят, как говорится, вполглаза. Они все время настороже. И конечно, первыми замечают опасность. Чтобы отдохнуть, им приходится поменяться местами с товарищами. И теперь оказавшиеся с краев сайгаки несут очередную сторожевую службу. Эта своеобразная смена караула происходит непрерывно. Считают, у этих антилоп имеются даже штатные сторожа — наиболее опытные животные.

Не раз среди сайгаков встречали ослепших зверей. Они не хуже здоровых уходили от опасности, ориентируясь по запаху и топоту копыт своих сородичей. Многие охотники наблюдали, что к стаду, в котором живет слепой сайгак, труднее подобраться незамеченным. Ведь взамен утраченному зрению у него особенно тонкими развиваются чутье и слух. Стадо помогает слепому сородичу, а он становится как бы сторожем своих соплеменников, оказывая им услугу за услугу.

Пока раненое или заболевшее животное следует со всеми, оно еще может выжить, в одиночку почти никогда. Однажды загнанный волками сайгак из последних сил стремился догнать своих сородичей, чтобы смешаться с ними. Это ему удалось. И хищники оставили в покое жертву: в кругу своих животное обретает новые силы и утраченную резвость. Как ни странно, но, уходя от опасности всем стадом, сайгаки развивают большую скорость, чем в одиночку. То ли сообща легче выбрать путь к спасению, то ли в беге им помогает

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?