Юный Натуралист 1974-06, страница 13

Юный Натуралист 1974-06, страница 13

11

ней, стрекоз и разных бабочек, — мой юный проводник вырубает из тонкой рябинки длинное удилище и привязывает к нему леску с крючком. Потом насаживает на крючок большую капустницу и взмахивает удочкой. Капустница падает в воду и почти тотчас же исчезает с глаз. Костя дергает леску, и из воды вылетает извивающаяся рыбина. Это большой хариус. С минуту он играет всеми цветами радуги, затем начинает блекнуть и вскоре становится серым и неказистым. А Костя уже подает мне пару новых рыбин, потом еще одну и говорит:

— Ну, будет с нас. На уху хватит, а больше зачем нам — не солить же. Да если и засолишь, много отсюда не унесешь: до ближнего поселка больше ста километров. Правда, на Черном озере иногда пром-хоз ловит и солит целыми бочками. Но уж больно золотая рыбка получается: ее оттуда на вертолете вывозить приходится, а это ох как накладно.

Костя, хотя он и школьник, в курсе всех дел родного зверопромхоза, потому что с детства дружит с охотниками и рыбаками, душой прикипел к их трудам и заботам, живет их бедами и радостями. Какой урожай кедровых шишек, грибов и ягод в тайге, много ли на угодьях промхоза маралов, коз, медведей, барсуков, соболей, белок, боровой дичи — обо всем этом Костя знает не хуже заправского охотника.

Мы входим в кедрач. На высоких подушках изумрудного мха лежат прошлогодние кедровые шишки, облупленные грызунами. На одной из подушек я замечаю свежие остатки бурундука.

— Соболь пообедал, — объясняет Костя и начинает ворчать: — Поразвелось его — граблями греби, всех косачей повывел!

Костя возмущается, но незлобиво: ему явно нравится, что соболя в его родной тайге нынче стало много, даже с избытком: от него уже вон боровая дичь начала страдать.

— А как у вас с белкой, Костя?

— Белка — зверюшка перелетная: орехи есть — белка есть, нет орехов — и белки нет. Сейчас узнаем, будет ли нынче здесь белка.

Костя, скинув рюкзак, быстро и проворно взбирается на вершину одного из кедров и возвращается оттуда с зеленой веткой. На ветке звездочка из четырех молодых синих шишек.

— Будет нынче белка! — восклицает Костя довольно. — Зима теплая стояла, молодь не померзла, шишек растет уйма. Будет белка!

— Костя, а по скольку ваши охотники соболей за сезон добывают? — интересуюсь я.

— Кто как Кто неленивый да смекалистый, так тот штук по сорок приносит, а то и побольше.

За лугом виден лес, а над ним небольшой столб дыма. Мы спешим на дым и вскоре оказываемся у костра, подле которого стоит шалаш. Золотавин печет на углях картошку. Здороваемся, говорим о житье-бытье. Готовим уху из Костиных хариусов и хлебаем ее, закусывая черным хлебом и сочной черемшой.

— Как панты? — спрашиваю я охотника. — Добыли марала-то?

— Нет, — улыбается он застенчиво и немного растерянно. — Что-то я сентиментальным стал. Старею, что ли? Выследил его на солонцах, взял на мушку, курок осталось спустить — и не смог. Красивый стоит, гордый — не олень, а сам бог тайги. Так и не выстрелил. Отложил до другого раза. Только убью ли? Не хочется что-то из-за пантов этакую красоту убивать. Но не могу. Лето кругом, вся жизнь в цвет входит, а я убивать должен. Нет, трудно это сделать.

За шалашом в лощине я замечаю валки сохнущей травы — и удивляюсь: кому это понадобилось устроить покос в такой дали от людского жилья?

— Моя работа, — говорит Золотавин. — Подсохнет — сгребу и стожок поставлю. Зимой маралам да козам поддержка будет. А как иначе? Нельзя же все время брать и брать от природы, надо же когда-то и давать ей. Вот я поставлю стожок да другой поставит — зверью и легче станет: сохранится лучше и приплод даст. А иначе никак дальше нельзя: оскудеет тайга, опустеет.

Время за разговорами летит быстро, незаметно. И я вдруг оказываюсь перед фактом: уже наступили сумерки, а я еще не побывал на Черном озере.

— Что, не терпится поискать семеновский клад? — смеется охотник. — Завтра сходим. А клады в этих местах действительно имеются. Одних кедровых орехов, например, многие тонны каждый год можно добывать. Потом ягоды, грибы, травы лекарственные. Но как все это взять, чьими руками? Работники промхоза одни не управятся: мало их.

— А вы нас, школьников, пригласите, — предлагает Костя. — Мы с радостью вам поможем. А что? Собираем же мы лекарственные травы в тайге, а почему бы орехи нам не добывать? Или боитесь, что с кедра упадем?

— Гм, подумать надо, предложение толковое. Буду в конторе — обязательно доложу.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?