Юный Натуралист 1974-06, страница 5

Юный Натуралист 1974-06, страница 5

3

Поле славы или позора — трактородром! Сколько первогодков тут, на этом песчаном пространстве, огороженном деревенским плетнем, почувствовало впервые власть и умение своих рук! Сколько первогодков тут, на уставленном дорожными знаками, узкими воротцами, железнодорожными шлагбаумами, бревенчатыми мостами, на испещренном крутыми зигзагами поворотов пространстве, — сколько первогодков тут испытало ожог стыда!

Для Васьки же все было позади: и первый позор, и первая слава. Он вел гусеничный трактор со щегольством опытного водителя, наслаждаясь тряской дорогой, ровным рокотом двигателя, серным запахом пыльных клубков, поднявшихся завесой над песчаной трассой. Окунается машина в облака, вставшие над трактородромом, мгновенный сумрак наполняет кабину, а ты легко правишь трактор на просвет, на ту сыпучую трассу, ты оборачиваешься и видишь в желтой мгле, в бурой мгле то один трактор, то другой и даже машешь рукой из кабины, не то разгоняя пыль, не то маня трактористов в золотистую, нежную мглу. И так прекрасен мир, когда из пыльного облака выскакиваешь на чистый пригорок и схватываешь взглядом раскинувшуюся на песках серую деревеньку Озерщину, ее вечные, старые вербы, ее судоверфь на берегу Днепра, ее допотопные, маленькие автобусы, выплывающие из-за пышных верб и катящие по булыжниковому шоссе в ближайший, сразу же и начинающийся за этими вербами, за эти]У1и беленькими песками город Речица.

«Где же вы там, Стодоля? — гордо вопрошал Васька, когда удалось блестяще, как ему показалось, пройти один круг трассы, другой, еще круг. — Поглядите на ход трактора. И сравните. Разве хуже, чем у Дембицкого? И лучше всего — туда меня, где комсорг Дембицкий. Я ничего против Женьки не имею, но войдите в мое положение, Стодоля».

Так, размышляя и вновь сникая оттого, что не сегодня-завтра взмахнет острым кры лом сенокос, что без него, без Васьки, отпразднуют счастливые люди сенокос, он уже загадывал особенный, крутой, резкий разговор со Стодолей. «Войдите в мое положение, Борис Павлович...» Нет. «Кто вам дороже, Борис Павлович, — Дембицкий или я, то ваше дело, но у меня свербят руки по работе!» Нет, не так. «Я же косарь, Борис Павлович, я ж с косою пойду по яминам, меж кустов пойду с косою. Деревенский я, а Дембицкий речицкий».

Громыхали, громыхали тракторы, совершая степенные круги, и Васька, оглядываясь, видел и тот, лишенный кабины трактор, на металлическом троне которого си

дел Бусько. «Надо же! — вспоминал недавнее приключение Васька. — Забыли поставить трактор на тормоза, перевернулся он, упал на бок, всю кабину измял — и пока без кабины ходит. А как Стодоля шумел после этого приключения!»

Очень надеялся он, что вот появится Стодоля из-за седого плетня и, строгий соглядатай, застынет в защитных очках, и палевое облачко наплывет на него. Но круг за кругом проходили тракторы, песок уже скрипел на зубах, на лице был ощутимый, стягивающий кожу налет пыли, а все не появлялся Стодоля

И показался вдали, на ступенчатом крыльце училища, лишь в ту минуту, когда тракторы стали выезжать с трактородрома.

И тут как раз еще одно приключение ждало трактористов, и Стодоля, получается, словно и вышел для того, чтобы остаться в легком потрясении.

Уже спокойно вел свою машину Васька, а маленький Крыж, поблескивая в улыбке редкими зубками, проскочил вдруг мимо и погнал, погнал трактор, как бы целя на училище, на высокое крыльцо, на котором замер Стодоля.

И сначала подумалось Ваське, что маленький Крыж хочет утешиться маленькой славой, лихо прокатиться на виду у мастера. Но в следующее же мгновение он различил, что машина Крыжа несется на глухую стену гаража.

«Не успеет повернуть! — промелькнуло у Васьки. — У, глупый Крыжовник! Ведь пробьет стену...»

Но еще через мгновение, догадываясь, что наверняка отказало сцепление и Крыж, растерявшись, забыл о единственном, что могло предотвратить катастрофу, забыл заглушить двигатель, — еще через мгловение Васька затормозил, кулем выкатился из кабины, дико крича:

— Глуши! Глуши двигатель!

И, не надеясь, что Крыж услышит и опомнится, могучими прыжками наддал за чужим трактором.

Потом, восстанавливая все происшедшее, Васька поразится, как удалось ему кинуться к кабине, коснуться ногой вращающейся гусеницы, повиснуть на дверце, в доли секунды распахнуть ее и свалиться на сиденье.

Но все так и произошло. Васька придавил Крыжа к другой стенке кабины и выключил мотор в самый последний момент, когда трактор готов был протаранить малую крепость — гараж. И секунду-другую ошалело глядел на эту возникшую перед гусеницами трактора малую крепость, чувствуя себя немым, не способным даже кричать на бедного Крыжа.

Неузнаваемый, возбужденный, сердитый,

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?