Юный Натуралист 1974-06, страница 8

Юный Натуралист 1974-06, страница 8

6

"зёлёныйЖ] наряд

ОТЧИЗНЫ

Давным-давно я жил в городе, который стоял у самой кромки настоящей дремучей тайги. Мы, ребята, называли эту тайгу лесом и частенько ходили туда за грибами, ягодами, а то и за кедровыми шишками. Однажды возвращаемся из лесу и видим: на поваленном дереве сидит взрослый дяденька. Дяденька как дяденька, только грустный очень. Увидал нас — вскочил, засмеялся, навстречу побежал. А потом спрашивает: «Ребята, вы не знаете, как до города добраться? Я даже здесь под елочкой переночевал, никак дорогу найти не могу со вчерашнего дня». Мы переглянулись, очень нам показалось смешно — сидит человек в десяти метрах от тропинки и дороги найти не может. Однако смеяться было нечему — наш новый знакомый оказался приезжим человеком. Довели мы его до первого дома, а он говорит: «Странные у вас места, товарищи, — мимо города можно пройти и не заметить. То ли дело в Башкирии — там, в степи, даже маленькую избушку за десять верст видно». Попрощался с нами, и больше не встречал я его. Очень заинтересовала меня тогда Башкирия, в которой так хорошо все видно. А у нас в лесу, если даже на самую высокую лиственницу заберешься, ничего, кроме макушек деревьев, не увидишь. Стал я у взрослых выспрашивать, что за страна Башкирия? А наш школьный библиотекарь Клавдия Романовна сказала: «Почитай-ка ты Сергея Тимофеевича Аксакова. Был такой писатель — замечательный любитель и знаток природы. А Башкирию знал как никто — он родился и жил там».

Дала она мне толстую книгу. Я прочел за одну ночь залпом. Летом в нашем городе можно было читать круглые сутки, потому что солнце почти и не заходило по-настоящему за горизонт.

Рассказ меня околдовал. Будто наяву я ощущал запахи и звуки тех мест, трогал руками теплые шелковистые травы. За плотной сеткой полога, закрывавшего мою постель, гудели комариные эскадрильи, которые захватывали город во время белых ночей, но я не слышал их, потому что скакал на кудлатой лошадке по весенней степи среди розового цветения дикого персика и вишни. «Насочинял тот лесной знакомый!» — сказал я тогда себе, а немного позже решил, что, когда вырасту большим, обязательно поеду в замечательную страну Башкирию.

И вот однажды в Оренбурге, куда я летел, неожиданно испортилась погода, и наш самолет посадили на аэродром в Уфе. Была темная ночь, и рейс отложили до следующего дня, поэтому все пассажиры поехали в городскую гостиницу.

Наступило утро, я проснулся и вышел на балкон. Прямо от здания гостиницы начинался лес. Огромные липы, дубы, вязы стояли стеной и уходили в голубой предрассветный туман. Белые, будто сахарные, параллелепипеды домов нового проспекта стояли строго вдоль лесной опушки. Это было замечательно красиво! Наверное, так должны выглядеть города в будущем: дома должны стоять среди могучих деревьев — это очень здорово. Так я впервые встретился с Башкирией и с тех пор пользуюсь любым случаем, чтобы побывать там. Конечно, времена Аксакова давным-давно прошли и волнистую степь не узнать, хотя по-прежнему цветет на склонах гор дикий персик-бобовник, вишенник и полевая акация-чилизник. Преобразили степь люди, в недрах древней романтической степи нашли они запасы самого современного сырья — нефти.

Когда я впервые попал в эти места, которые полюбил с детства, то сразу вспомнил того слу-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?