Юный Натуралист 1975-10, страница 48

Юный Натуралист 1975-10, страница 48

46

но и днем и ночью. На самом же деле они так согреваются. От этой беготни температура их тела повышается до 30 градусов. Еще холоднее станет — меньше шестнадцати градусов — тенрек уже не бегает, цепенеет в неподвижности, забравшись в нору или другое какое-нибудь укромное место. И этот его сон может стать беспробудным: «замерзнет» зверек, умрет, даже если вокруг по нашим представлениям совсем и нехолодно — где-то около десяти градусов тепла.

Самые маленькие тенре-ки — величиной с мышь, четыре сантиметра длина их тела. Самые крупные — до сорока сантиметров. Это большой тенрек. Он да еще полосатый тенрек изучены лучше других.

На Мадагаскаре на тен-реков охотятся с собаками или выкапывают из нор спящих зверьков. Мясо жарят и едят. Но только не воины и не солдаты. Тенре-ки пугливые зверьки. Отсюда пошло поверье, будто тот, кто их ест, теряет мужество и храбрость.

Тенреки некоторых видов встречаются теперь редко. Вымирают. Но большой тенрек еще довольно обычен, живет даже в парках столицы Мадагаскара — Антананариву. Именно его завезли на Коморские, Сейшельские и Маскаренские острова. Зверек предпочитает теплые сухие места — кустарники, степи, каменистые россыпи у рек и поляны лесов.

Днем он спит где-нибудь в древесном дупле, в расщелине скалы либо в норе, чужой или своей. В сумерки пробуждается и отправляется на поиски червей, насекомых, мышей, ящериц, разоряет и птичьи гнезда. Чтобы насытиться, ему приходится немало побегать.

В засушливое время мадагаскарской зимы большой тенрек роет нору особого назначения — в ней он проведет несколько месяцев в беспробудной спячке, свернувшись кольцом и спрятав длинную мордочку между лапами. Зимовальная нора начинается пологим, почти двухметровой длины тоннелем, потом круто углубляется в почву на метр и заканчивается просторной камерой. В ней и спит тенрек, предварительно заткнув ведущий к камере ход земляной пробкой.

Тенреки — редкие гости зоопарков. Они

плохо переносят неволю. Правда, в Нью-Йоркском зоопарке один большой тенрек прожил чуть больше двух лет, а другой — во Франкфурте — 59 месяцев. Кормили их мясным фаршем, дождевыми и мучными червями, белым хлебом, смоченным в молоке, бананами и вареным картофелем. Мясные блюда зверьки предпочитали растительным.

Но и в неволе даже при теплой солнечной погоде тенреки, отыскав в клетке подходящее местечко, свернувшись клубком, спали глубоким сном до октября. И температура их тела в это время понижалась с 34—35 градусов до тринадцати.

Тенреки наиболее примитивные из всех высших млекопитающих. Ближайшие их родичи — щелезу-бы: кубинский и гаитянский. Кубинский щелезуб, как полагают, уже может быть зачислен в число вымерших видов.

Странное название — щелезубы — зверьки получили за то, что второй резец на нижней челюсти с внутренней стороны имеет довольно глубокую щель. Слюна у щелезу-бов, по-видимому, ядовитая. У гаитянских щелезубов нет иммунитета к собственному яду: случалось, самцы, подравшись друг с другом, умирали, хотя ранения были невелики.

Еще более древние и примитивные, чем тенреки и щелезубы, млекопитающие живут в Австралии. Утконосы и ехидны (последние, впрочем, водятся также в Тасмании и Новой Гвинее). У их самцов на задних ногах есть костяные шпоры. Они покрыты кожей, словно чехлом, но острые концы торчат наружу и могут больно уколоть. Мутная жидкость вытекает по каналу, пронизывающему шпору насквозь. Она ядовита!

Как хорошо известно, природа в изобилии наделила ядоносными железами пресмыкающихся животных (змей и два вида ящериц). Ядовитые млекопитающие — редчайший феномен. Мы наблюдаем его только у некоторых примитивных зверьков. Это утконосы, ехидны, щелезубы. Возможно, что у некоторых землероек и тенреков слюна тоже в какой-то мере токсична. Дальнейшие исследования покажут, так это или нет.

И. Акимушкин

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?