Юный Натуралист 1976-08, страница 16

Юный Натуралист 1976-08, страница 16

14

он свистнул в шляпку, — почему я учитель, а ты ученый? Не убедил я его.

Дядя Витя посмотрел на меня как-то странно и стал усаживаться поудобней. А я глядел на него и тоненько свистел в маленькую шляпку.

— Хороший вопрос, — сказал он. — Я сам над такими вопросами думал недавно. — Он смотрел на меня и говорил одному мне. — Знаешь, когда? Когда вы с Ладой разговаривали. Ты знаешь, что она с радостью поменялась бы с тобой?

— Знаю, — ответил я. — Каждой девчонке хочется быть мальчишкой.

— Дело не в этом, — не согласился дядя Витя. — Лада отдала бы тебе и свою школу, и знания, все. Просто мы все устали — и Лада, и Галя, и я. Ведь когда уже точно знаешь, что нашел свое дело, что здесь нужен ты и никто другой — тогда начинается огромнейшая работа. Лада недавно взялась за нее, но работы от этого не меньше. И если бы мы не заставляли ее бегать, прыгать, водить машину, она бы стала... ну роботом, что ли. Я вот чуть не стал. И я завидую твоему отцу.

Я понимал его и видел, что ему очень хочется, чтобы его поняли.

— И леснику завидую, — продолжал он и все смотрел на меня.

— У лесника красивая работа, — то ли возразил, то ли поддержал отец.

— Умение и ему далось годами. Это сейчас он все делает легко, даже трудно увидеть, когда он работает. Это же высший опыт, когда работа* делается вроде бы незаметно, красиво, легко! Так что вот ответ на твой вопрос, Славк, все дело в способностях и в опыте. Я вот считаю, что, если правильно определить призвание и много работать, можно достичь всего. Поэтому и предложил твоему отцу перейти к нам на научную работу. Что ты об этом скажешь?

Он говорил со мной, как с Ладой, как со взрослым человеком. Я не знал, что ответить.

И тут получилось, как уже не раз было — и когда о двойной звезде говорили, и о новой форме. Я сказал:

— Наверное, что лесник, что папа, что я — одинаково.

И пока я это говорил, голос Лады рядом сказал вот что:

Лесник имеет одинаковые шансы с отцом Святослава, потому что научная информация быстро стареет.

Все оторопели. Это Лада вышла к нам из лесу, стояла позади нас и все слышала. Один я не удивился, я на отца смотрел, но он не обиделся. Он кивнул и поддержал нас:

— Вот и я то же самое говорю. И потом лучше быть королем в маленьком королев

стве, чем подданным в большом. В классе я король, а у тебя, Виктор, в центре, был бы на побегушках.

— Не пойму, — сказала Лада и села на землю рядом со мной, так же привалилась спиной к дубу. — Не пойму, почему это ты (это она дяде Вите) не хочешь оставить все, как есть. Лучше никому не станет. Святослав вот умеет находить речки, и пусть ищет, и не нужна ему твоя физика. Давай лучше поможем ему в том, что он умеет.

— Слушай, — сказал дядя Витя, и я увидел его на кафедре, перед ним студенты, а он читает лекцию, и солидный-солидный. — Ты прогресс признаешь?

— Признаю.

— А прогресс — это движение от низшего к высшему. Так? Значит, и сами люди не стоят на месте, а движутся вперед, как техника, как наука, как все. Если это верно, тогда верно и другое: третий глаз у людей не появится и через миллион лет, человек развивается, движется вперед только за счет умственного развития. Конечно, мы стали выше ростом, чем древние, но мыслим-то уже в большей степени иначе. Верно?

Попробуй тут не согласиться, если у древних — ни «Волги», ни транзистора.

— Значит, мысли у нас, пусть не совсем, но другие, новые, более сложные, согласен?

Я кивал еще, долго, ничего больше не оставалось — у него все складывалось одно к одному, как кирпичики, и даже свистеть неловко — такой он был солидный.

— Молодец, — сказала Лада отцу. — Как дважды два. Одно я хотела бы знать: ты всегда так твердо в это веришь или в отпуске только?

— Ну знаешь! — рассердился дядя Витя. — Это уже свинство с твоей стороны.

— Ладно-ладно, — усмехнулась она, — прости, я пошутила. Хотела бы я только знать, чем ты измерил перемены в образе мышления?

— Черт те что, а не ребенок! — разозлился дядя Витя. — Слушай, тебе сколько лет, а?

— Следуя твоим, только что приведенным доказательствам, все на земле, включая и время, подвержено эволюции. Поэтому мы ровесники. Элементарная относительность...

Еще как только она сказала, я вдруг... выпалил ей то, что давно собирался сказать:

— Да ты! Ты! Не имеешь права так говорить!

И стало тихо-тихо, до того, что услыша-лось ворчанье Имеретинки.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?