Юный Натуралист 1977-02, страница 54

Юный Натуралист 1977-02, страница 54

51

НАШ ЗЕМ-ЗЕМ

Мы рыли большой Каршинский канал. Освободившись от работы, я взял фотоаппарат и направился к месту, где прошлый раз приметил под кустом саксаула нору со свежими лисьими следами.

Подкрался незаметно поближе, замаскировался в кустах и слежу за норой. Ноги затекли, а пошевелиться боюсь. Наконец решил: «Наверно, в норе уже никто не живет. Пойду посмотрю». И только хотел встать, как из-за бугра выскочила тощая лиса. Рыжуха несла что-то в зубах. Она по привычке скользнула в нору, но тут же опрометью выскочила оттуда, да так, будто ее кто вытолкнул. Вся ощетинившись, зубы оскалены. «Чего бы там могло быть?» Осторожно приложил к глазам бинокль. Ого! Какая зубастая пасть высовывается из норы! Большущий варан, или, по-местному, зем-зем. «Так вот ты, голубчик, какой лентяй! — рассердился я. — Не хочешь рыть себе нору».

Я вскочил. Подбежал к норе. На всякий случай закрыл сапогом черную дыру. А лиса? Она, конечно, удрала. Но не очень далеко. Спряталась за кустарником и наблюдала за мной: ведь мы с ней поменялись ролями. Ей, наверное, очень интересно было узнать, кто выйдет победителем из этого поединка.

Стал размышлять, как достать из лисьего дома живым и невредимым длинного хищника. Пошарил в рюкзаке, нашел моток толстой капроновой лески. Быстренько сделал петлю и приставил к норе. Сую туда палку. Она натыкается на что-то мягкое, потом слышу, как стучат зубы о дерево. Хочу потянуть к себе, но не тут-то было. Зем-зем крепко схватил палку и не отпускает. С трудом тащу обеими руками. А когда приплюснутая чешуйчатая голова высунулась из убежища, дернул за леску, и петля сдавила шею. Варан хотел попятиться назад, но я успел его схватить обеими руками за голову. Как змея, он извивался, дико шипел и бил меня по сапогам Длинным хвостом.

Я потащил варана в кусты. А чтоб он злобно не шипел, высовывая раздвоенный змеиный язык, и не ухватил меня своими острыми зубами, сунул ему в пасть палку.

Не успел я спрятаться за кустами со своей добычей, как лиса сразу же бросилась к норе и нырнула туда.

Притащил я своего пленника домой, привязал мелкой цепью, пустил его под крыльцо нашего походного вагона, а сам лег отдыхать.

Разбудил меня сильный шум за дверью. Выскочил я и вижу: мои товарищи, стоя на почтительном расстоянии от вагона, чер

тыхаются и бросают камни в моего Дракона — так назвал я варана. А он грозно шипит на них, широко раскрывает страшную пасть и бросается, как цепная собака. Когда я спустился с крыльца и загнал его в свое убежище, Генка — мой напарник по экскаватору — набросился на меня:

— Ты что, Окуньков! Так ведь людей насмерть можно перепугать этим крокодилом!

— Люди-то ничего, а вот ты действительно сробел, — оттащил его от меня бригадир. — Заикаешься и бледный стал до неузнаваемости...

— Заикался бы и ты, если б шел первым и на тебя набросилась такая зверюга, — оправдывался Генка. — Видал, как шипит? Как старый паровоз! А жалом так и норовит уколоть и яд выпустить...

Я объяснил ему, что это у варана не жало, а язык. И что он совсем не ядовитый, но зубы очень острые...

Весь вечер только и было разговору, что о варане. Оказалось, почти все мои товарищи мало что знают про эту современную огромную ящерицу. В адрес моего пленника сыпались самые фантастические высказывания и предположения. Все были удивлены его свирепым нравом и размерами. Я объяснил им, что мой Дракон — малыш по сравнению с вараном, который живет на острове Комодо в Индонезии. Тот достигает в длину трех с половиной метров и весит сто килограммов! Его кожу так же, как и крокодилью, используют для различных бытовых изделий, а мясо едят.

— Ты хоть бы покормил своего шипуна, — сказал Генка, — а то подохнет с голоду.

— Не подохнет, — говорю. — Сейчас он, по всему видно, сыт и, как удав, будет несколько дней переваривать пищу. Ну а когда проголодается, как-нибудь прокормим.

Настало время кормления. Все мы готовились к этому, как к важному событию. Пойманного капканом суслика привязали к палке и поднесли хищнику. Не раздумывая долго, он с жадностью схватил зверька и заглотал. Помогали ему делать это зубы, повернутые остриями внутрь пасти. Потом ловили скорпионов, мышей, фаланг — все глотал без разбору и так смотрел на нас, что было всем понятно: нужно еще.

Через несколько дней зем-зем начал худеть. Мне стало жалко его, и я украдкой носил ему из кухни куски мяса. Во мне

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?