Юный Натуралист 1977-10, страница 36

Юный Натуралист 1977-10, страница 36
ВИНОГРАД НА ТЕРРИКОНАХ

В этот раз я приехал в небольшой донецкий город Енакиево в ту пору, когда журавли курлычущим клином выбивали голубую от первых заморозков осень.

Я был здесь два года назад весной. В степи на «урганах пробивалась из черной прогретой земли седая трава. А сама степь пламенела алыми тюльпанами, дымилась голубовато-лиловыми ирисами, тлела в сырых буераках золотистыми звездочками гусиного лука.

Но чем ближе я подъезжал к городу, тем скуднее становилась природа вокруг. Как будто что-то невидимое глазу выедало ее цветы и краски. Еще с километр назад ковыль плескался, «ак река в паводок, а сейчас крохотные островки его редко виднелись среди россыпей рыжих и серых камней. И все чаще стали встречаться дымящиеся терриконы.

— Шахты растут, — сказал Александр Степанович Чабанов, заместитель директора Енакиевского коксохимического завода, и вздохнул, — а породу вывозят в степь. Десятки лет вывозят. А иначе куда ее денешь?

Прислушиваясь к его словам, я вспомнил недавно виденное мной. Да, Александр Степанович говорил правду. Амфитеатром

ЦВЕТУЩИЙ КРАЙ

опоясывают гигантскую чашу коксохимза-вода искусственные горы. В южноукраин-ской степи они появились где-то в пятидесятых годах, когда возникла новая, перспективная отрасль промышленности — коксохимическая. Уголь, поступающий из шахты, промывают. Это и называется флотацией. Ненужная пустая порода всплывает. Ее собирают и вывозят вагонетками в степь. Летом во время сильного ветра мириады рыжевато-бурых порошинок срываются со склонов искусственных гор и обволакивают город.

— Неужели нельзя никак использовать эту злополучную породу?

— Пытаются, Сейчас за это крепенько взялись. — И вдруг он оживился, повернул ко мне улыбающееся лицо. — Раньше считалось, что вот эта самая пустая порода, остающаяся после добычи угля, бесполезна для растений, что это «мертвый грунт». Но вот не так давно на Донецкой опытной станции садоводства провели такой опыт: собрали траву, росшую на старых терриконах, и провели ее полный химический анализ, чтобы выяснить, чем же она питалась, что сумела извлечь из пустой породы. И что же оказалось? В этой траве некоторых питательных элементов, например калия, было даже больше, чем в росшей на обычной земле. Да и органического вещества, того самого, -которым богат чернозем, они содержат немало... Пробовали добавлять терриконные породы различным полевым и огородным растениям. И что же? Люцерна росла, например, значительно лучше там, где вместо обычных минеральных удобрений в почву добавляли сланцы. И даже капризные плодовые растения — дички яблони и груши — предпочитали шахтную породу калийным и фосфорным удобрениям. И, что особенно интересно, в них накапливалось больше хлорофилла.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?