Юный Натуралист 1978-04, страница 54

Юный Натуралист 1978-04, страница 54

52

телогрейке, как провалился куда-то в пропасть и, казалось, летел в нее до тех пор, пока сильно не затрясли его за плечо.

_ Вставай, твоя очередь! — пощелкивая

от холода зубами, говорил Магомед. — Я и так целый лишний час тебе поспать дал. Подымайся!

Ребята с удовольствием, обжигаясь, тянули из кружек крепкий чай. Фазан между тем осмелел и вылез из отверстия, показывая свою общипанную шею.

_ А повязка? Вот разбойник, содрал-

таки. Зря мы с тобой, Слава, старались.

Растрепанный бинт действительно болтался у птицы уже где-то на туловище. Слава подтянул рюкзак. Вынул оттуда лесного петуха. И вот тут при свете наступающего весеннего дня ребята увидели, как он был красив. Золотисто-оранжевая грудь плавно переходила в сине-изумрудную шею. Спелым соком граната горели щеки. Трудно было найти такое сочетание цветов, которое бы природа не использовала для окраски своего баловня, его красивого стройного туловища и прекрасного длинного хвоста. От каждого цветка, от каждого листика, начиная от осенних листьев клена и кончая лепестками подснежников, взяла она свои неповторимые мазки и все без сожаления отдала петуху фазану.

Мальчики дошли с фазаном до края поляны, еще раз посмотрели на своего неожиданного ночного пациента, и Слава расслабил руки. Петух некоторое время лежал на раскрытых ладонях, потом сильно оттолкнулся ногами и, как горящая ракета, свечой понесся вверх. Поднявшись на 20— 30 метров, он на секунду как бы повис в воздухе и потом, казалось, совсем не прибегая к помощи крыльев, плавно заскользил в сторону темной гряды.

— Удачи тебе, гусар леса, — как бы подытоживая все, что произошло на поляне, сказал Магомед.

Ребята окончательно притушили ночной костер и, собрав рюкзаки, быстро зашагали в город.

Незаметно пролетела неделя. Токует ли на старом месте их лесной побратим? В субботу уехать с ночевкой в лес они не смогли. Вся школа работала на субботнике. Зато в воскресенье еще затемно, прихватив с собой бинокль и разбудив одноклассницу Леру, они втроем зашагали к заветной речке.

Как ни спешили, но утреннюю зарю встретить на заветной поляне им не удалось.

Было еще довольно далеко до места, когда из-за моря выкатился красный диск солнца и стремительно поплыл вверх. Где-то на степном болоте протрубили зарю жу-равли-красавки. Все вокруг сверкало от бриллиантовых капель росы и звенело от

соловьиных трелей. Когда усталые школьники наконец добрались до поляны, особенно с непривычки досталось Лере, роса уже высохла.

Ребята присели у старого кострища. Один за другим замолкали соловьи, и на смену им с маленького кустика держидерева слышалась бесхитростная флейта желтой кавказской овсянки. Тиу-тиу-ли... Тиу-тиу-ли... — пела птица и смешно подергивала хвостиком.

Славка между тем забрался на дерево и рассматривал в бинокль все окрестные поля и высокие деревья. Фазана нигде не было видно.

— Не прилетит он, ребята, — горячилась Лера. — После такого путешествия с лаской на шее он надолго потеряет интерес к серым подружкам. Небось отсиживается теперь где-нибудь в чаще.

— Плохо ты нашего певца знаешь, — улыбнулся Магомед. — Вот увидишь, мы его еще встретим сегодня.

Как-то незаметно солнце перевалило за полдень, тени от деревьев стали расти, и вдруг в тишине предвечерья явственно разнеслось: ког-гок, ког-гок.

Ребята подскочили как ужаленные.

Шутя и переругиваясь, вмиг добежали до края поляны. К счастью, фазан токовал на другой стороне и, видимо, не слышал возгласов своих спасителей.

— А может, это не он? Мало ли тут других птиц летает, — пыталась охладить пыл ребят Лера. Слава навел окуляры бинокля. Фазан оказался тут, рядом. Как гордо он вышагивал, свысока поглядывая на свою серую подружку! Все движения были размеренны, неторопливы. Петух немного повернул голову, и стало хорошо видно, что на шее у него не хватает солидного пучка перьев. Сомнений быть не могло, это был он!

А птица как будто бы почувствовала, что за ней наблюдают. Фазан раздувал шею, приседал, закидывал голову немного назад, а потом, с шумом хлопая крыльями, подлетал на полметра и выше, оглашая окрестности своим однообразным: ког-гок, ког-гок!

— А молодцы вы, ребята. Такого красавца спасли, а ведь я, грешным делом, не очень-то вашим рассказам поверила.

— Собираться пора, — Слава с сожалением опустил бинокль. — До города нам топать да топать.

Первое время токующего фазана было хорошо слышно, но чем дальше уходили ребята, тем тише и тише звучал его ликующий клич.

Весна праздновала утро года.

С. Имшинецкий

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?