Юный Натуралист 1978-12, страница 5

Юный Натуралист 1978-12, страница 5

3

— Идите сюда! Тут нора. И в ней живет собака!

Прибежали Гена Музер, Валя Столяр. Пришла Антонина Дмитриевна.

И тут из норы выбежали три рыженьких щенка.

— Да это же лисята, — сказала Антонина Дмитриевна. — Давайте спрячемся и посмотрим на них.

Спрятались. Стали смотреть. Очень смешными были лисята. Кувыркались. Грелись на солнышке. Погреются, погреются, начнут догонять друг друга. Догонят и свалятся в кучу.

— Совсем как на перемене! — смеются потихоньку ребята. Гена Музер треснул нечаянно веткой — и лисят как ветром сдуло. Все в норе спрятались.

— Ну вот что. Я предлагаю установить наблюдение за норой, — посоветовала Антонина Дмитриевна.

— Правильно! — обрадовались ребята.— Мы дневник заведем. Будем в него все записывать.

Наблюдать решили со своего берега. У Володи был полевой 'бинокль.

— Вот хорошо, что догадался — взял с собой, — радовались ребята.

Теперь уж всем захотелось поскорее вернуться в лагерь. Надо же было найти место для наблюдательного пункта, да и не хотелось пугать лису — пусть себе вернется и занимается своими детьми.

На другой день все было тихо на том берегу. На холме с лисьей норой было пусто.

Садилось солнце. Тайга стояла стеной за седыми холмами. Было очень красиво. Все лиСье семейство высыпало из норы. Лиса похаживала вокруг кучи костей, посматривала на резвящихся лисят, чутко прислушивалась. Лисята то лазали около норы, то исчезали.

Днем высокий холм был обследован Мишей Чистяковым и Светой Волобуевой, оказалось, что нор было несколько — все в разных местах. Очевидно, это были ходы и выходы на случай тревоги.

Пришлось установить очередь на бинокль — до того было интересно наблюдать все это лисье семейство.

Но самое важное все-таки у ребят в поле. Там сибирский женьшень. Они выращивают целую плантацию. Плантация занимает двадцать соток. Уход за женьшенем дело непростое, руководит школьной бригадой Александра Николаевна Рогова—главный агроном совхоза. Александра Николаевна — заслуженный агроном РСФСР, она награждена орденом Ленина. Ее-то и ждали ребята на другой день с самого утра.

В полдень к лагерю подкатил пропыленный «газик», и вот она — Александра Николаевна. В белой косынке, в легких туф

лях, загорела так, что лицо и руки прямо коричневыми стали. Только белые зубы блестят в улыбке.

Ребята очень обрадовались встрече с Александрой Николаевной и подняли невообразимый шум.

— Ну, как вы тут? — спрашивала Александра Николаевна, доставая из машины корзину с яблоками. — Берите гостинцы-то, — улыбнулась она и пошла к речке Уньге, чтобы вымыть лицо и руки.

Тут ей рассказали про лису с лисятами. Александра Николаевна удивлялась, ахала. Ей принесли бинокль, и она смотрела на тот берег, стоя по щиколотки в воде. Антонина Дмитриевна держала белое-белое, вышитое петухами полотенце, ждала, когда Александра Николаевна умоется, но около нее поднялась такая возня, и все так хотели что-то рассказать про лису, что в конце концов пришлось всем искупаться.

Антонина Дмитриевна смеялась, размахивала полотенцем, девочки побежали раздувать самовар, и всем было очень весело.

Когда пообедали и напились чаю, было решено всю эту неделю работать на плантации. На прополке.

В первый день, правда, очень устали, да и пропололи столько, что Александра Николаевна только руками всплеснула:

— Ну и молодцы!

Спали прямо на сене. У мальчишек свой стог, у девочек свой, и с ними Антонина Дмитриевна с Александрой Николаевной. И как же было хорошо! Совсем низко, над стогами, были звезды.

— Вот Кассиопея, — показывала Антонина Дмитриевна. — А это Марс.

От Марса шел голубоватый свет. Ребята послушали еще, что рассказывает Антонина Дмитриевна про звезды, да и уснули.

Стали на другой день смотреть в бинокль на тот берег — нет никого. И на второй. И на третий, и на четвертый день — пусто. Значит, совсем ушла лиса. Перепугалась. Беспокойно в этих местах стало.

Погоревали ребята, хотя, конечно, очень весело в воскресенье было. Ну уж, чему быть, того не миновать. Да и на новом месте лисе, наверное, тоже неплохо будет. Так решили ребята. Терять теперь нечего было, и все стали готовиться к большому лагерному костру и маскараду. С костром надо было торопиться — наступала жаркая, трудная пора уборки урожая. В такую пору бывает не до лис и не до маскарадов. В такую пору ребята работают как одержимые — это у них такой уж закон в поле -— делу время, потехе час.

Р. Радовская Рис. В. Федорова

Совхоз «Уньгинский» Кемеровской области

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?