Юный Натуралист 1979-08, страница 18

Юный Натуралист 1979-08, страница 18

^школа^

- СЛ1ДО-<\

Избушка, в которой расположился наш небольшой экспедиционный отряд,

стояла на самом краю дуб равы. Мимо проходила глинистая дорога, по которой редко ходили машины, и только грибники постоянно пользовались ею. Если накануне шел дождь, то рано утром очень интересно было пройтись по этой дороге, потому что на размокшей глине четко встречались следы зайцев, лисиц, енотовидных собак. Иногда можно было увидеть крупные следы волка, перешедшего через дорогу. Но чаще всего встречались следы кабанов. Иногда звери проходили совсем рядом с нашей избушкой. Мы знали, что кабанов здесь много, на это указывали и многочисленные следы Но сами кабаны очень редко попадались нам на глаза. Во-первых, в основном они кормились ночью, а во-вторых, были очень осторожны.

Вот и решил я побродить по кабаньим следам, узнать, где держатся эти звери, чем кормятся.

Днем кабаны отдыхали по старым, густо заросшим вырубкам. В эти труднопроходимые участки леса люди не ходили, и звери чувствовали себя в безопасности. Случалось, что

на отдых свиньи располагались на кучах прелого хвороста. Тогда гнилые ветки были поломаны и помяты. С наступлением сумерек звери выходили на кормежку. Места жировок по следам было отыскать нетрудно. В ясные погожие дни кабаны кормились в поймах лесных ручьев и речек. В дождливую погоду звери бродили по лесным дорогам. Обочины дорог на многие метры были изрыты свиньями. Я долго присматривался к этим пороям, пытаясь понять, что добывают животные, разворачивая дерновину. Корни большинства растений были целы. По-видимому, кабаны поедали земляных червей. Но зато одуванчики были выкопаны даже в стороне от дороги и корни их съедены.

Регулярно кабаны выходили кормиться на пшеничные поля. При этом пользовались постоянными тропами. Там, где они выходили на опушку из густого подлеска, листья кустов на уровне кабаньего роста были сильно вымазаны грязью. В поле на несколько метров от края уходила узкая, протоптанная зверем тропа. По размерам отпечатков копыт можно было определить, кто из зверей выходил на кормежку, свинья ли с поросятами (длина следа взрослой свиньи 12—13 сантиметров) или старый кабан-одинец (его след более 15 сантиметров). А там, где семьи

in

\J\J

9 След самки кабана и поро-' сенка.

кабанов пересекали дороги, иногда по количеству следов удавалось узнать, сколько было поросят.

В нескольких метрах от края поля тропа оканчивалась округлой потоптанной площадкой. Стебли пшеницы здесь были поломаны, а многие колосья погрызены. Обратно в лес кабаны уходили гуськом по той же тропе. Эти места, потравленные кабанами, сильно отличались от следов, оставленных случайно забредшей на поле коровой. Корова бредет по полю напролом, как попало, мнет пшеницу более широкой и извилистой полосой и выходит не там. где вошла.

Колосья пшеницы, объеденные кабаном.

Кабаны продолжали выходить на поля и после того, как убрали хлеб. В это время можно было встретить места, где звери раскопали норы-кладовые полевок и съели зерно, запасенное вредным грызуном. При случае всеядные кабаны съедали и самого грызуна.

Тропя кабанов, я несколько раз натыкался на так называемые «купалки», ямины на дорогах или низинах, залитые водой. Здесь кабаны валяются в грязи. Вот почему выходы из леса были хорошо обозначены грязевыми отметками на листве кустарников.

Как-то следы кабанов

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?