Юный Натуралист 1979-09, страница 22

Юный Натуралист 1979-09, страница 22

22

23

преодолели десять тысяч километров и спустя несколько недель добрались до конечного пункта своего маршрута — национального парка Серенгети в Танзании.

Позже Гржимек писал: «Мы работали с риском для жизни, добиваясь своей цели: сохранить Серенгети для будущих поколений».

Отец и сын посвятили себя благородной цели — изучению диких, животных Африки и их защите. В этой экспедиции, когда все исследования были закончены и почти завершались съемки фильма, трагически погиб Михаэль. Он летел на небольшой высоте и столкнулся со стаей птиц. Но смерть сына не сломила волю отца, не заставила его изменить делу всей жизни. Бернгард Гржимек один завершает работу над книгой «Серенгети не должен умереть», доснимает одноименный фильм.

— Скажите, профессор, что вас привело в Африку? Что связало с ней на- всю жизнь?

— Долгие годы я был директором зоопарка во Франкфурте - на - Майне. Мне очень хотелось узнать, как мои питомцы, дикие животные, обитают на воле. В чем они нуждаются? Что необходимо для лучшего содержания их в зоопарке?- В то время многое из и>( жизни мне не было известно.

Когда в первый раз я прибыл в Африку, то с горечью .увидел, что Африканский континент далеко не тот, каким его описывали путешественники прошлого. В одних районах дикие животные уже истреблены, в других находятся под угрозой. Я увидел: диким животным там оставлены ограниченные территории. Почти все земли освоены человеком. Тогда я написал книгу «Для диких животных места нет».

В ней я высказал мысль: через несколько десятилетий на Земле почти не останется места для диких животных. Я выступил против людей, которые едут в Африку охотиться, хотя то, чем они там занимаются, мало напоминает настоящую охоту.

Книга вызвала скандал. Многие тогда выступили против меня. Но позже все убедились в том, что я прав.

Во время этой поездки был снят фильм «Серенгети не должен умереть». Это был один из первых ярких фильмов об Африке. Он обошел все экраны мира, и везде его восторженно приняли. Фильм был удостоен высшей в мире кинематографической награды — «Оскара».

Наши зрители видели этот фильм по Центральному телевидению. В фильме профессор Гржимек

утверждает гуманные идеи о взаимоотношениях человека и природы.

— Нельзя забывать, — говорит он, — что уникальная африканская фауна — это такое же достояние человечества, как Акрополь, Колизей, Лувр или Петергоф. И если бы сейчас кому-нибудь пришло в голову разобрать Акрополь, чтобы из его камня построить современную гостиницу, это вызвало бы бурю возмущения во всем мире. Точно так же никто не имеет права уничтожать последние «живые богатства» нашей планеты, принадлежащие всему человечеству. Если они исчезнут с лица земли, их уже не восстановить никакими силами.

Доход от фильма «Серенгети не должен умереть» был истрачен на охрану диких животных Африки.

На Африканском континенте созданы национальные парки. Размеры их увеличиваются. Конечно, система национальных парков требует расходов.

Но они вскоре окупаются, так как поток туристов в Африку возрастает с каждым годом. А в таких странах, как Танзания, Кения, Уганда, почти пятьдесят процентов дохода государству приносит служба национальных парков. Национальные парки на африканской земле, — говорит профессор Гржимек, — я думаю, будут увеличиваться и впредь. А научная деятельность на их территории даст возможность сохранить все виды животных.

...Солнечным летним утром выезжаем на Волгу. Сто двадцать километров по Ленинградскому шоссе — и мы в Калининской области, в Безбородовском охотничьем хозяйстве. На катере плывем по реке Шоше, которая впадает в Волгу.

На ночлег останавливаемся в охотничьем домике. Профессор Гржимек говорит, что он никогда не охотился на животных. Лишь однажды во время войны (он был тогда ветеринаром) пристрелил раненую лошадь.

Гржимек впервые на Волге. Ему нравится эта широкая, полноводная река с живописными берегами.

— Давно мечтал побывать на великой русской реке, — говорит он. — Много читал о ней. Хорошо выглядят берега, поросшие ивняком и тростником. Чистая вода, много рыбы.

Профессор немного поплавал на лодке. Затем был костер, ужин на берегу реки, воспоминания о дальних странствиях.

Разговорились о съемках диких животных.

— Вероятно, немалый риск снимать их?

— Конечно, рисковать приходится. Помню, пришлось как-то на автомобиле-амфибии плавать среди бегемотов, что довольно небезопасно. А вот на руке следы укусов

Африканский буйвол.

шимпанзе. Зубы у них острые, как у леопардов. Но обезьяны хитрее, Леопарду сунешь палку в клетку — он сразу схватит ее. Обезьяна же понимает: хватать нужно за руку.

Ситуаций, связанных со смертельным риском, у меня почти не было. Но я знаю случай, когда одного американского кинооператора слоны буквально растоптали: слишком близко он подошел к ним с кинокамерой.

— У вас есть любимое животное?

— Люблю лошадей. Лошади — моя слабость.

С не меньшей симпатией

отношусь к обезьянам, особенно к шимпанзе. У меня дома жили молодые шимпанзе. Хотя и гориллы интересные создания — неагрессивные, добрые.

Пришел катер, и мы простились с Гржимеком. Его ждали новые маршруты по нашей стране.

Затем он звонил из Франкфурта - на - Майне, интересовался, как зрители приняли его фильм «Серенгети не должен умереть». Порадовался, чго писем много и все зрители с благодарностью отзываются о фильме

Помню, я спросил его:

— Сейчас некоторые западные ученые высказываются довольно пессимистически о будущем природы нашей планеты. Вы разделяете эти взгляды?

— Я с оптимизмом смотрю в будущее, — ответил профессор Гржимек. — Верю, что общими усилиями ученых, заинтересованных людей всех стран можно не допустить гибели природы, всего живого на земле. Человек должен жить в гармонии с природой.

А. Макеев,

редактор телевизионной передачи «В мире животных»

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?