Юный Натуралист 1980-02, страница 12

Юный Натуралист 1980-02, страница 12

«экипажа с провиантом» всегда собираются вблизи «лесной столовой». Из сосняка ударил в нос кабаний запах.

И точно, как только сани остановились на поляне у сарая, где был спрятан комбикорм, из леса выбежало несколько десятков заиндевевших черных зверей. Они застыли и внимательно смотрели, как егерь высыпал из ведра муку. Не успели сани уехать с поляны, как она стала темной: кабанье стадо закрыло снег.

Из крупных зверей кабанов в пуще больше всех. Здесь их около двух с половиной тысяч. Так как же люди пересчитали их? Ведь кабаны не держатся одним стадом. Их можно встретить в любом уголке заповедника — и большими группами, и поодиночке, и по нескольку голов.

Животных учитывают по-разному. Количество оленей-самцов определяют осенью, во время гона... Глухарей и тетеревов в брачный период — на токах, а певчих птиц — в конце весны по голосам.

Учет крупных зверей в пуще проводят зимой. Делают это через день после окончания снегопада. Опытные следопыты заповедника участвуют в этой операции. Каждый след животного Наносят на специальную схему и тут же на снегу его стирают. Это делают для того, чтобы на другой день выявить животных, затаившихся в дебрях. Такой поход следопытов по Беловежской пуще дает высокую точность учета животных. Эта операция за зиму повторяется трижды. Естественно, ошибки, неточности с каждым разом уменьшаются.

Следы—это книга леса. Она рассказывает не только о количестве зверей, но и о том, кто чем занимается, здоров ли, где кормился, куда спрятался.

На опушке мы увидели лисий след. Что бы лиса могла здесь делать? Присмотрелись. Оказывается, лиса тут мышковала — ловила полевок. Весь снег исписан их затейливыми маленькими следами.

Но на охоту за ними приходила не только лиса, интересовался ими и белоснеж

ный горностай. Тоненькая ниточка следов — его визитная карточка.

Под березами лунки. Их оставили тетерева. Снег — тетеревиная постель. Вечером с деревьев ныряют туда птицы и спят до утра. Случается, что лисица подсмотрит, где устроились на ночлег тетерева, и прямо из постели возьмет одного. А бывает, оттепель сменится морозами, накроет снежное одеяло ледяной коркой. Трудно тогда птицам из-под снега выбраться. Но на этот раз все обошлось благополучно. Краснобро-вые тетерева спокойно кормятся на березах почками.

У Беловежской пущи немало защитников среди животных. На страже ее здоровья стоят муравьи. Ученые насчитали здесь 212 видов птиц. И среди них много любителей насекомых. Даже кабаны в поисках корневищ и луковиц растений, перерывая крепким рылом землю, затаптывают семена деревьев и одновременно лакомятся вредителями леса.

Большое количество животных пущи тоже способствовало сохранению островка леса, древнейшего из громадного лесного океана, простиравшегося когда-то от берегов Балтики до Буга и от Днепра до Одера. В Беловежье немало деревьев, возраст которых перешагнул через век. Но и среди старожилов есть свои долгожители — это дубы-великаны. Их возраст 500— 700 лет.

Остановишься под таким деревом, прислушаешься к говору его ветвей. Много интересного поведают они о древнейшем царстве Берендея. Они свидетели богатой истории Беловежской пущи и нелегкой судьбы стоявших на грани уничтожения и буквально воскресших благодаря титаническим усилиям советских биологов редчайших диких быков — зубров, обитателей этого прекрасного леса.

И. КОНСТАНТИНОВ Фото автора

Рис. В. Быстрыкина

2*

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?