Юный Натуралист 1981-06, страница 7




Юный Натуралист 1981-06, страница 7

микроклимат тепла, прохлады и чистеишего воздуха, насыщенного озоном.

Березовую рощу Толя Дрижарук считал своей. Лишь в ней он чувствовал себя по-особенному уютно и легко. Она его успокаивала, дарила прохладу, дышала на него медовым настоем разнотравья. Среди берез ему хотелось молчать и быть одному. Он и охранял ее с особым рвением. Казалось, что в роще он знает всех птиц, мышей и даже муравьев. И считал их своими.

Здесь у него и был душевный разговор с Иваном Степановичем. Лесничий тогда ему сказал вдруг, что он бы хотел видеть его командиром школьных лесников. Оказалось, что Коваленко давно присматривался к мальчику, восторгался его любовью к природе. В тот день мальчишки чистили лес, вели санитарную работу. Тюкали топорами по сучьям, надсадно крякали, смахивали пот и по-черепашьи вползали в чащу. Когда Ваня Зинченко притащил бидон с прохладной водой, сделали перерыв. Толя подошел к Ивану Степановичу, расслабил руки, дал отдых ногам, спросил:

— Вот все думаю, сколько кукушка несет яиц? Откуда берется роса? Почему сосна растет на песке, а береза нет?

Знаток леса посмотрел на Дрижарука, усмехнулся:

— Ты, брат, вопросов целый ворох подкинул. Что ж, давай поговорим, зови ребят.

Иван Степанович рассказывал с азартом, вдохновенно. Сначала объяснил, почему ребята устали. Потому что топорища к их топорам подобраны не по росту. Кажется, мелочь, но в работе лесника имеет вес. Потом поведал о сосне, что она порода выносливая и может расти на песке, а березе подавай богатые почвы. Она в низинах лучше растет, возле Ворсклы.

О кукушке он говорил чуть ли не нараспев, любовно. Поведал, что именно она вносит какой-то особый колорит в восприятие природы. Без кукушки и весна не весна.

— Природа штука мудрая, она себя шлифовала миллионы лет, и в ней все учтено. Мелочей она не признает,— говорил Коваленко...

Ковпаковским парк назвали не сразу. Огромный лесной массив носил имя Рома-новка. Но однажды все изменилось.

Сидор Артемович окончил войну дважды Героем Советского Союза, и в Котельве ему установили бронзовый бюст. В тот памятный день, когда на сельском сходе состоялось торжественное открытие бюста, школьники предложили по-своему увековечить боевые заслуги земляка. В память о подвигах партизанского генерала они предложили лесной массив назвать Ковпаковским, сделать парк и построить в нем партизанскую тропу «От Путивля до Карпат». В миниатюре воссоздать боевой путь партизан в тылу врага. Идея была простой: учигы.вая рельеф местности, вдоль Ворсклы сделать посадки растений, характер

ных для главных пунктов рейда. Например, гай Брянщина (пункт Старая Гута, где был штаб партизанской группы) — это береза и дубы. Для Деснянщины характерны голубые ели и калина. На массиве под названием Яремча должны расти карпатские клены, ясени. Белорусская Лоевщина — это гай из ольхи, вербы, ивы.

Школьные группы разъехались по областям и республикам, побывали в лесничествах на пути рейда, прошагали боевой путь партизан. Составили эскизы местностей, характерных перелесков, склонов. Даже перерисовали землянку генерала Ковпака и, взволнованные, довольные, вернулись в Котельву, чтобы броситься «в бой».

Работа по созданию боевого рейда героев захватила котелевцев. В лес шли тракторы, автомашины. Везли деревья, грунт для тропы, чернозем, воду. Норм выработки не устанавливали, просто они были не нужны. Увлеченность была основным показателем труда.

В Котельву приходили посылки с семенами из Короба, Старой Гуты, Путивля, Лоева. Из соседних областей приезжали юные следопыты, предлагали свой задор и крепкие руки. Боевая тропа звала и звала гостей. Остальное довершило время.

Выросли кустарники, зашумели кронами деревья, четко обозначились молодые насаждения. Огромный зеленый остров стал называться Ковпаковским. В нем проложен легендарный партизанский путь. По боевой тропе пионеры проводят экскурсии. Школьники рассказывают о героических сражениях партизанского соединения в тылу врага и, естественно, о жизни лесопарка...

В условленном месте на партизанской тропе Дрижарука ждали ребята. Все были в форме лесников, возбужденные, задористые. Толя удивился их прыти: Брянский гай не ближнее место от Котельвы и одним махом его не одолеть. И велико было его удивление, когда в тени под сосной он заметил Ивана Степановича и учителя географии Бориса Андреевича Бойко. Учителя-наставника, которого знает вся округа, считают ходячей энциклопедией. В свое время именно Борис Андреевич дал ученикам идею сделать урочище историческим, Ковпаковским.

Толя развел руки, словно оправдывался за задержку, смутился, а тут еще вопрос Саня Копыл подбросил:

— Видел следы разбойников?

— Не только следы, а и хозяев бредня гонял.— Толя сообщил друзьям все, что обнаружил возле березовой рощи, не упустил и то, как «стрелял» из палки.

— И чего только человек не сделает со страху!..— дивился Копыл.

Мальчишки дружно хохотали...

Разбились на две группы. Первая пошла вверх по Ворскле к гаю Петеривщина. Прошагают Лоевщину, там, где растут сосны

Ковпака, и с дальнего участка по партизанской тропе домой.

Во втором отряде Иван Степанович, Дрижарук, Сережа Гнилосыр и Саша Копыл. Они намерены просмотреть Спадчанский лес, выйти на делянки с молодыми посадками, а оттуда в Котельву.

Следить за порядком в массиве — дело нелегкое. Двести семьдесят гектаров лесных угодий одним духом не перемахнешь, даже воображением не сразу охватишь. В эту зеленую махину входит еще очень интересный памятник истории — Вельское городище, или попросту огромный оборонительный вал вокруг /скифского поселения, существовавшего еще в III веке до нашей эры. Протяженность насыпного сооружения более 30 километров, а в том месте, где вал ближе всего проходит возле Ворсклы, на его гребне утвердил себя дуб-богатырь. Ему двести лет, но он могуч, прочно привязан к земле. Достоверно известно, что этот дуб в свое время посадил великий украинский философ Григорий Сковорода. И дерево как давний свидетель хранит боевую летопись котелевцев.

Лесопарк знатен и тем, что в его ареале почти сто разных пород деревьев и кустарников. Больше того, следопыты насчитывают 130 лекарственных растений. Здесь у романтиков своя зеленая аптека. Горицвет, шалфей, зверобой — ее главное богатство. Котелевские школьники по сбору ценных трав на Пол-тавщине держат первенство...

Группа Коваленко миновала Спадчанский лес и вышла к Ворскле. Следов никаких.

Дрижарук ворчал и жалел, что никого не встретили. Ругал себя и ребят за то, что у них под носом разводят костры. Так и березовую рощу спалят!

— Чего ты бормочешь? — вклинивался Сережа Гнилосыр,— Ловить надо было, а не из палки стрелять. Может быть, струсил?

Перебранка кончилась, когда ребята оказались в посадке. Вдоль реки тянулась стометровая полоса молодых сосенок.

Мальчишки брели по борозде между рядами саженцев, пылили ботинками. Каждый был увлечен своими мыслями и высматривал свои сосенки, будто хотел встретиться с минувшими днями.

Саша Копыл первым набрел на свои саженцы. Стряхнул с них пыль, подгреб землицы, вырвал травинки в рядке и заговорил сам с собой:

— Мои красуни, мои крошки, пить захотели. Потерпите, скоро дождь придет. Совсем скоро...

— Иван Степанович,— закричал Дрижарук,— посмотрите, как она поднялась! Мне тогда было одиннадцать лет... И надо же, на глазах вырастает дерево. Вот здорово!

Коваленко подошел к Толе. Смотрел то на сосенку, то на мальчика и молчал. Что-то дрогнуло в душе бывалого следопыта от детских восторгов. Что? Коваленко не мог разобраться, но ему было приятно. Он видел, что вместе с деревьями рядом с ним созревали настоящие люди — котелевцы.

Б. КОРОБЕЙНИКОВ Фото автора

■I.



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?