Юный Натуралист 1981-11, страница 18

Юный Натуралист 1981-11, страница 18

16

бодилась еще одна машина, на которой прежде работали девушки из сельского профтехучилища. И тут уж вся бригада была охвачена одной заботой: не дать рассаде залежаться, успеть с посадкой. А там через некоторое время и подкормка капусты, которую здесь, как уже определили юные овощеводы, лучше всего проводить в те сроки, когда завязывается кочан.

О чем еще могут поведать колосья, которыми так и хочется похвалиться? О чем еще они напоминают? О том времени, когда они еще зеленеют, еще не поседели к страде, еще требуют ухода, полива? Да, если вспомнить, то ведь еще какой-то год назад на старый учебно-опытный участок воду надо было носить издалека, из колодца, который был в полукилометре от участка. Ведрами не так легко носить, и вот ребята придумали приспособление: к жестяной бочке для перевозки молока приварили ручку, поставили бочку на колеса — и все стало значительно легче, и полукилометровое расстояние до колодца уже не в счет. Кажется, Галя Рогова, ведущая дневник бригады, с юморком отметила дату, когда была поставлена бочка на колеса? Конечно, отметила. Так же, как и все прочее, что годится для дневника, для записей и наблюдений.

Колосья, колосья... Стоит еще раз взглянуть на природное братство их крупных зерен — и новые воспоминания, связанные с ребячьей страдой, повторят летние заботы старшеклассников. А те колосья, что в Ми-шином платочке, те, пожалуй, напомнят Мише Ермакову о делах младшей бригады. Хотя и Таня Гаврюшина тоже знала, как отличились младшие на силосовании кормов. Сначала помогали ремонтировать комбайны, а потом...

Стоя в тележке, Миша Ермаков, Саша Пантелеев, Юра Походов перебирали вилами измельченную массу и зорко следили за тем, чтобы не попал камень в зубья силосорезки. Жестом или голосом они предупреждали тракториста об опасности, быстро извлекали камень и вновь принимались ворошить да перебирать тяжелое крошево, настоянное на зеленой, выступившей из стеблей росе. Кто был занят работой в тележке, а вот Юра Роганов работал помощником комбайнера. Юре можно было позавидовать, но ребята и шутя и серьезно находили явно справедливым то совпадение, что Именно Юра стал помощником комбайнера. Ведь он, если пуститься в его трудовую родословную, из династии современных пахарей, оснащенных техникой: его отец Николай Иванович — комбайнер, брат Вася, окончивший недавно школу, работает трактористом, еще два брата — Володя и Саша— тоже трактористы, а сестра Таня, которая заканчивает сельхозтехникум, будет тоже встречать рассветы в полях.

Пожалуй, жаркие летние денечки вста

вали теперь в Мишиной памяти. А еще, предполагала Таня, припоминает Миша в пути во Владимир и все те опыты на участке, которые были проведены так тщательно и на таком уровне, что юные биологи школы стали победителями конкурса «малая Тимирязевка». Вместе с Мишей Ермаковым Таня Тотмянина, Галя Беляева, Алеша Андреев побывали в Москве, встретились с министром сельского хозяйства республики Леонидом Яковлевичем Флорентьевым, и, когда министр попросил рассказать о школе, о ребятах, Миша Ермаков и поведал, какие клумбы у них возле нового здания школы и как любовно окружили ребята школьный двор живой изгородью из жимолости татарской, как заложили в память о погибших воинах-односельчанах аллею из кустарника с красноватыми стволами.

Холмы Владимира, его старинные храмы и музейные здания, связанные с именами русского полководца Александра Невского, писателя Герцена и физика Столетова,— все это каждый раз было для Тани новым открытием города, и хотя Таня не впервые бродила по старинному центру Владимира, ее всегда восхищала красота и великолепие храмов возле Золотых ворот — былого центра Владимира. А еще ей всегда нравилось подниматься на древнюю башню, где устроена площадка для обозрения города с высоты. И тут же — пройди несколько далее за башню асфальтовой тропой вдоль оврага, преподносящего тебе густые букеты кустарников,— тут же и областная станция юннатов.

Когда Таня со своими спутниками вошла в маленький кабинет директора станции юннатов Валентины Семеновны Егоровой, здесь оказались незнакомые девочки, сидящие рядом со своей учительницей, как определила Таня,— и уже через минуту незнакомые девочки стали знакомыми ей, обрели имена, а еще через некоторое время, когда продолжение знакомства потребовало рассказа о делах бригады, Таня и предъявила хлебные доказательства лета — полные остистые колосья. Нет, все-таки и впрямь были эти колосья паролем труда, потому что девочки — Лена Левочкина и Галя Горина из Андреевской средней школы Александровского района — тотчас вопросительно взглянули на свою учительницу Татьяну Ивановну Дорофееву, а Татьяна Ивановна положила на стол огромные фотографии, на которых те же Лена Левочкина и Галя Горина были в белых халатах доярок, с доильными аппаратами возле своих буренок.

И точно так же, как колосья будили Танину память, так и эти фотографии требовали комментария,— и уже Лена и Галя, подробностями дополняя рассказ друг друга, словно раскрыли иной дневник иной производственной бригады и устно приобщили

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?