Юный Натуралист 1982-06, страница 27

Юный Натуралист 1982-06, страница 27

26

нуля в воду, настигла ее, убила, выбросила на берег и вновь залезла ко мне на плечо. Фиси иногда играл со своей жертвой: догонял лягушку в воде, отпускал ее, затем опять преследовал.

Подобная агрессивность выдры, роднящая ее с другими представителями семейства куньих, дорого обошлась ей самой в Европе. В Англии, Франции, Германии, Польше еще в прошлом веке выдру считали чуть ли не самым «кровожадным зверем» континента. Находя по утрам по берегам озер и прудов десятки рыб, умерщвленных выдрами за ночь, люди считали их главными виновниками оскудения водоемов и преследовали с той же настойчивостью, что и волка.

В Африке, однако, судьба фиси маджи сложилась по-иному. Многие местные племена вообще не употребляют рыбу в пищу и поэтому на «охотничьи излишества» выдр не обращают внимания. Те же, кто ест рыбу, поставили повадки фиси маджи себе на службу и лишь благодарны выдрам за то, что они ловят для них рыбу. В деревнях горных районов Кении и Танзании, где много глубоких холодных озер, мальчишки несколько раз за день обходят берега, собирая выброшенную выдрами рыбу.

Именно этот природный инстинкт и хотел использовать Нджороге, решив воспитать из наших выдрят рыболовов. Предварительно накормив их, мы стали бросать в пруд детскую игрушку в виде рыбы и играли с выдрами, заставляя их вытаскивать «рыбу» из воды и приносить нам. В награду зверьки получали кусочек сыра. Когда Маджи и Фиси привыкли к этой забаве и с удовольствием участвовали в игре, мы бросили им настоящую рыбу, только мертвую. На первых порах Фиси пытался съесть ее, но, после того как зверька несколько раз наказали, он принялся выбрасывать рыбу на берег, не притрагиваясь к ней.

— Теперь ты понимаешь, почему я предложил не' кормить выдрят рыбой? — как-то спросил меня Нджороге.— Если бы зверьки привыкли к ее вкусу, то сделать из них настоящих рыболовов было бы куда труднее. А теперь еще несколько занятий с живой рыбой в пруду — и выдр можно выпускать охотиться на воле!

— А не убегут? — испугалась я.

— Нет, они уже настолько привыкли к тебе, что, даже если их бросить где-нибудь у реки и спрятаться, они все равно найдут тебя по сле-ДУ-

Да я и сама видела, что зверьки очень привязались ко мне. Шел уже второй год их най-робийской жизни. После того как кончились дожди и началась засуха, они сделались очень подвижными и беспокойными, причем даже ночью. Нджороге объяснил, что, живя на воле, многие фиси ма^жи с наступлением жары покидают небольшие водоемы, которые могут высохнуть, и устремляются к полноводным рекам и озерам. При этом они нередко соби

раются группами по десять-двенадцат» зверьков и отправляются в далекие путешествия вдоль русел рек, преодолевают горы и пустыни.

Опасаясь, что выдры, не испытывая полного доверия к нашему пруду, в поисках более солидного водоема покинут нас, я стала забирать Маджи и Фиси на ночь в дом. Тут мы окончательно подружились. Маджи спала рядом со мной, всегда норовя зарыться мордой в мои волосы. Фиси же, без всякого на то принуждения, взял на себя роль собаки. Он устраивался на коврике у порога, явно охраняя нас от посторонних. Когда кто-нибудь вечером входил в комнату, он принимался громко визжать и прыгать вокруг вошедшего, норовя вцепиться ему острыми зубами в шею. Поскольку в длину Фиси уже достигал семидесяти сантиметров, шутки с ним были плохи.

Как-то в Найроби не было электричества, и папа зашел в комнату в полной темноте, И тут я заметила, что при каждом прыжке Фиси на его теле появляются яркие электрические искорки. Потом я проверяла это неоднократно, выключая свет: в гневе Фиси «искрил» всякий раз, если два-три часа перед этим не купался в пруду.

Очень любили наши выдры ездить вместе с нами на машине. Они усаживались у заднего стекла и*внимательно наблюдали за всем происходящим, обменивались звуками, напоминающими писк и хохот. Ходили мы и в гости. Маджи обычно лежала горжеткой, обвив мне шею, а Фиси, словно верный пес, шел рядом.

Как-то такой «компанией» мы вместе с папой навестили Бернгарда Гржимека, который остановился в Найроби проездом в национальный парк Нгоронгоро. Знаменитый западногерманский зоолог нисколько не удивился поведению наших выдр. Он рассказал, что в средневековой Европе этих животных приручали очень часто, что были настоящие «выдры-кормилицы», обеспечивавшие пойманной рыбой целые семьи. В историю вошла выдра Нептун, которая сначала жила у польского маршала Златоуста Пасека,, а в 1686 году была подарена им королю. Нептун исполнял десятки команд и, если верить высказываниям современников, был куда смышленее самой умной собаки. «Что же касается утверждений о том, что выдры попусту истребляют рыбу в водоемах, то это вздор,— говорил ученый.— Выдры — лучшие санитары рек и озер. Недавно установлено: там, где выдра полностью истреблена, рыбы действительно на первых порах становится больше. А потом ее количество резко идет на убыль. Подселите в водоем семейство выдр — и положение вновь нормализуется. Парадокс? Нет! Обычная экологическая взаимозависимость. Выдры везде и всюду ловят, если хотите, истребляют в основном больных рыб, как бы оздоровляя тем самым рыбьи стаи».

В один из субботних дней мы повезли Фиси и Маджи на настоящую рыбную ловлю. Вы

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Многоместныи
  2. Страна парадоксов нет рек и озёр

Близкие к этой страницы
Понравилось?