Юный Натуралист 1984-07, страница 35

Юный Натуралист 1984-07, страница 35

будто дремлет, отвернувшись. До человека за решеткой ему вроде и дела нет. Но это только с виду. Кот склонил голову и косит внимательным левым глазом из-за мохнатого бока.

Манулы — самые мелкие дикие кошки, обитающие в нашей стране. Размером они со среднюю домашнюю. Но не кричите манулам: «Кис-кис-кис!» — вас не поймут и вниманием не удостоят.

На первый взгляд вроде ничем Варвара с Султаном не отличаются от Мурки и Франтика, восседающих на диване или подоконнике. Тот же сонный, уютный клубок и прищур кошачьих глаз. Та же внешне безграничная лень, а за ней — чуткость и стремительность.

— А здесь просто кошка,— часто разочарованно бросают посетители и уходят к другим вольерам. Но мы спешить не будем, постоим спокойно и понаблюдаем.

Вот плавно прошлась Варвара вдоль решетки, стелющейся поступью на слегка согнутых лапах, и сразу исчезло заблуждение, будто перед вами домашняя кошка. Очень уж своеобразен облик манула. Отличается он от большинства своих сородичей длинным и высоким, чрезвычайно густым меховым покровом. Особенно хорош зимний наряд. Пышный мех скрывает невысокие лапы, и создается впечатление, будто толстая кошка ловко катится на маленьких шариках-колесах.

Разницы в окраске у самцов и самок нет, но индивидуальные и возрастные вариации очень заметны. Среди наших кошек самая яркая Василиса. Черная дымка покрывает ее шелковистую шкурку насыщенных рыжеватых и серых тонов. Чернота спускается на лапы с груди горизонтальными полосами.

Белизной поблескивают горло, подбородок, баки. Густая седина закрывает черно-бурую грудь. У большинства выделяется темная полоса по хребту. Иногда от нее отходят в стороны тонкие полосы. Порой полосатый рисунок слева вовсе несимметричен правой своей части. Пушистый серый хвост, необычайно толстый, с черным, будто обрубленным кончиком, разрисован кольцами.

Окончания самых длинных волос — направляющих — окружают силуэт манула легким неясным ареолом. В зависимости от глубины слои меха отличаются цветом. Своеобразная пелена бело-черных вершин остевых волос создает впечатление, будто рыжеватая кошачья шерсть обильно пересыпана солью с перцем. От движений плотный пух пря-мо-таки разламывается, и показываются бурые до черноты глубинные слои. Так рябая кошка становится еще и полосатой.

Летний наряд, конечно, беднее зимнего, он гораздо короче и не такой густой. Но характерный облик этой коренастой кошки остается неизменным.

Манул — это самая плосколицая из всех ко

шек. Голову манула украшают пышные баки. Они продолжают плоскость морды и еще больше расширяют ее. Летом то же впечатление поддерживают и маленькие скругленные уши, расставленные далеко друг от друга по бокам головы. Зимой же они просто тонут в роскошном опушении.

Как иногда акварель завершают тонкими штрихами туши,'так расписана и серая морда манула. Баки отчеркивают две параллельные полосы, расходящиеся от тонко подведенных глаз. Темными контурными линиями обозначены треугольники ушей. Разбросанные по лбу и темени небольшие пятнышки складываются в индивидуальный узор.

Широкие белые кольца еще увеличивают и без того большие глаза. Радужная оболочка светлая, разных оттенков. Апрелька безупречно сероглаза. У Султана глаза насыщенного желто-зеленого цвета. Слегка раскосые серые глаза Василисы и Султанки отливают зеленью. На свету до маленьких точек сужаются зрачки. А в темноте расширяются настолько, что радужка остается лишь тонким светлым колечком.

На посетителей кошки взирают с равнодушным спокойствием — привыкли. Но вот Шалфей насторожился, в волнении подергивает верхней губой и покалывает воздух встопорщенными белыми вйбриссами. Перед клеткой появилась ворона. Великий охотник волнуется в Шалфее. Но неуязвимы птицы, пока их разделяет сетка. Кот это знает и понапрасну не суетится. Зато если проберется воробей через одному ему доступную лазейку, тут уж встрепенется хищник. Могучий инстинкт не может притупить даже долгое пребывание в клетке. И не все проныры воробышки успевают отыскать спасательный выход.

Ворона ушла, но Шалфей еще больше разволновался. Спрыгивает с полки и бегает вдоль решетки. Насторожились и соседи. Знакомый сотрудник несет пищу. Зверям это видно издалека, вот они и волнуются в ожидании.

Манулы очень плохо приручаются, и наши — совсем дикие. Избегают даже знакомых. Стараются улизнуть повыше на дерево или поглубже в домик. И Варвара на фотографии вышла очень напряженной. Уши заложила. Готова при первом же неосторожном движении фотографа удрать из кадра. Сделать портрет взрослого манула в спокойном состоянии, с ленивым взглядом практически невозможно. Добровольно он перед объективом не останется ни секунды.

Только с Василисой отношения иные. Котенком попала она к людям. Прожила на правах домашней больше года, но ручной не стала, напротив, абсолютно вышла из повиновения. Как известно, взращенные в неволе звери могут представлять опасность из-за того, что лишены присущего их диким сородичам страха перед человеком.

Долго терпеть выходки ловкого прыгучего

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?