Юный Натуралист 1985-11, страница 17

Юный Натуралист 1985-11, страница 17

15

тмин, полынь, репяшок... В окрестных сосновых борах растут типичные северяне: можжевельник, вереск, багульник. Много черничников и брусничников, а тут же земляника и малина, встречаются редкие в наших лесах, обильно плодоносящие кусты ирги. В тени деревьев крупные синие цветы свешивают перси-колистные колокольчики. В лугах цветут дербенник и дикий гладиолус, на глади озер плавают белые кувшинки. Природа Северо-Восточной Европы смешалась здесь с Западной, пришедшей из более теплых районов.

В окрестностях Пушкинских гор много сухих и светлых сосновых боров, причудливо извивается то в чистых сенокосных лугах, то в берегах заросших и непролазных небольшая речка Сороть. На ручьях и озерах спокойно чувствуют себя выводки диких уток, под боком у Михайловского гнездятся чибисы, а в лес забредают лоси, стучат на старых соснах дятлы, шуршат корой быстрые поползни, мелькают в ветвях белки.

Тысячи людей ежегодно проходят по пушкинским местам, некоторые из них

по двенадцать-двадцать дней живут на местной турбазе и успевают обойти все окрестности. Чтобы набраться больших впечатлений, гуляют по ночам: при луне уходят в Михайловский лес, встречают восходы на Савкиной горке и провожают солнце где-нибудь на берегу Сороти или озера Кучан. Но не скудеет природа ни цветами в лугах, ни птичьими голосами, и сладкоголосые соловьи, как и при Пушкине, рассыпают звонкие трели в парках и в кустах, у дома поэта. Осторожно ходят люди: память о гении русской поэзии, память о его трагической гибели требует тишины.

Поздним вечером вхожу в липовую колоннаду «аллеи Керн»...

По усыпанной сухими листьями осенней дорожке медленно иду к баньке в Тригорском, в которой частенько гостил Пушкин, и вдруг вижу свет в окнах и тени... Это заходящее солнце играет в стеклах, но так хочется верить, что там горит свеча.

Р. ДОРМИДОНТОВ Фото автора

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?