Юный Натуралист 1985-11, страница 48

Юный Натуралист 1985-11, страница 48

46

Когда петуху было выгодно, он умел себя подать в лучшем виде. Люди, не знакомые с Сулейманом, легко попадали под его обаяние.

Навестившая нас тетушка, учительница на пенсии, нашла, что более культурного петуха она не встречала и что все ее знакомые петухи по сравнению с милым и обворожительным Сулейманчиком отъявленные бандиты.

— Ах, какой у вас очаровательный петушок! — восхищалась простодушная тетушка.

— Ко-о-ко-ко! Ко-о-ко-ко! — демонстрировал свои прелести польщенный вниманием Сулейман, привыкший больше выслушивать хулу в свой адрес.

Но однажды лицемерный петух показал наконец свое настоящее лицо. Собираясь навестить свою старинную подругу, тетя принарядилась и уже собралась было открыть калитку, как ее настиг Сулейман и стремительно взлетел на плечо, помогая себе крыльями. В испуге гетушка уронила на землю свои очки. Потеряв всякую ориентировку, она безуспешно старалась освободиться от цепких лап петуха. А Сулейман, не обращая внимания на ее крики, деловито ворошил клювом прическу.

— Кто вам дороже, родная тетя или этот изувер Сулеймашка? — поставила она вопрос ребром, оскорбленная в своих лучших чувствах.

Спору нет — тетушка дороже. Было решено: пока тетушка гостит у нас, петух будет под домашним арестом.

Но наказание не пошло на пользу. Петух по-прежнему никому не давал прохода. Возвращался как-то Сулейман после очередного налета на мамины грядки. Бился с молоденькими огурчиками. Просунув взъерошенную голову в дырку забора, осмотрелся по сторонам. Все ли в порядке? Причин для беспокойства не было, двор пуст, куры в курятнике, людей не видно. В углу двора — медвежонок на цепи. Его привезли охотники для зоопарка. Протиснулся петух в дырку, отряхнулся и величавой походкой направился к курятнику. Но по дороге остановился, посмотрел на медведя. Что-то необычное было в его поведении. Сидит медведь и, не глядя по сторонам, сам с собой в песочек играет. Наберет полные лапы песку и просеивает его. Сам голову набок склонил и смотрит за тоненькой струйкой. Так увлекся, что ни до чего ему и дела нет. Прошелся заинтригованный Сулейман на безопасном расстоянии — медведь ноль внимания. Взлетел он на забор, медведь и головы не поднял.

Петуху же, видимо, было невмочь, и он слетел с забора, забыв про всякую осторожность, прямо к медведю. Реакция была мгновенная. Роскошный хвост оказался в цепких медвежьих лапах. Петух в крик, даже куры из курятника от его отчаянного «кукареку» повылетали. А медведь сидит, мордой в петушином хвосте роется, былую Сулейманову красу перебирает, явно недоумевая, куда же сам петух подевался.

А петух? Вернулся Сулейман только к вечеру. Крадучись, тихонько прошмыгнул' в курятник. С того дня он изменился. Уже не бежал со всех ног к кормушке, сбивая кур, а скромненько сбоку пристроится и клюет.

Жалкое это зрелище — петух без хвоста.

В. КРУПКО

УДАР! ЕЩЕ УДАР!

Как-то так уж вышло, что все в цирке — и дети и взрослые — любили Лили. Это была совсем еще молодая слониха, очень подвижная и веселая. Из зоопарка в цирк Лили привезли недавно. На манеже она еще не выступала, потому что ничего не умела делать.

Лили было скучно одной. И если кто-нибудь из артистов или служащих подходил к ее за-гончику, она протягивала хобот, хватала за руку, дула в лицо, в общем, всячески старалась обратить на себя внимание. И ее угощали, кто конфетой, кто белым батоном, коржиком, а то и мороженым.

Даже Юра, сын дрессировщика, баловал Лили, хотя знал, что отец недоволен слонихой. Сколько раз, бывая на репетициях. Юра видел, как мучается отец, пытаясь выучить Лили самым простым командам и трюкам.

— Вот видите,— говорил огорченный дрессировщик своим ассистентам,— разбаловали слониху. Самая настоящая лентяйка, совсем ничего не хочет понимать. Придется, видимо, отправлять ее назад в зоопарк.

Юре было очень жаль слониху. После репетиции он подходил к загончику и подолгу стоял возле Лили, прижавшись щекой к серому, чуть шероховатому хоботу.

— Ну, Лили, ну что тебе стоит пройти по бревну? Ведь это так просто. Постарайся, хорошо? Тогда тебя никуда не отправят. И мы всегда будем вместе.

Лили смотрела на Юру грустно и доверчиво. Ее маленькие серые глазки были такие добрые и такие умные, что Юра не сомневался: теперь-то уж слониха поняла его.

Но на следующий день все повторялось. На репетиции Лили резвилась, играла, бегала по всему манежу, словно непоседа первоклассница на большой перемене. Но команд дрессировщика не слушалась.

Всем было жаль Лили. Но в цирке лентяев не держат. Поэтому хоть и жалели слониху, и любили ее, но понимали: придется все-таки с ней расстаться.

Дрессировщик даже начал бумаги какие-то оформлять, чтобы перевести Лили обратно в зоопарк. И на репетиции ее больше не водили. Поняли: бесполезное это дело.

Так она и стояла в своем загончике. И вро

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?