Юный Натуралист 1987-08, страница 45

Юный Натуралист 1987-08, страница 45

43

ЖИВАЯ РУБАШКА

Барсучок настороженно поводил острой мордой, прислушиваясь к шорохам леса и втягивая в себя все запахи, что слоились и смешивались над землей. Чуть ли не час стоял у входа, внюхиваясь, слушая шелестящую тишину и готовый в любую минуту нырнуть в свое подземелье-крепость. Сделал глубокий вдох, вбирая в себя запахи леса, и, не уловив ничего подозрительного, тихонько двинулся наружу.

Выйдя из норы, он первым делом почесался о ствол сосенки. Кора была еще теплая от солнца. Сверху на барсука сыпались сосновые иглы, длинные и двойные. Зверек, урча от удовольствия, стал отряхиваться от них, всем телом ощущая колючее благо свободы.

Потом барсук бродил по сырым пригоркам. Искал кузнечиков, майских жуков и лягушек. Трава блестела от лунного света. И разная живность, занемев от холодного блеска, даже не пыталась ускакать или уползти. Так что вскоре барсук вполне утолил свой первый голод. Он захотел пить. И тут же увидел перед собой озерцо. Оно было какое-то необычное. Потому что висело над землей. Словно кто-то забросил озерцо на верхушки берез, где оно и застряло среди ветвей. Зеленая вода озерца плескалась вместе с листьями. Дно его колыхалось у самых корней. Вот такое оно было глубокое, летучее лесное озеро.

Но барсук не растерялся. Он пролез под самым дном и стал лакать воду. Вода была сладкая, пахнущая березовым соком. Березы всегда подслащивали воду для барсука. Ведь он поедал майских жуков. А хуже врагов у березы нет. Вот березы как бы сластили воду, чтобы он и впредь боролся с вредителями, поедал их и запивал сладкой водой.

«У-упь! Бу-упь!» — закричало вдруг озеро на весь лес. Однако барсук не испугался. Ведь это кричало не озеро, а выпь. Птица. Сама кургузая, шея длиннющая, как змеиное туловище.

Ночной гуляка совсем не испугался, услышав дикий вопль и увидев, что облачко уже исчезло. У выпи здесь гнездо было. Барсучок на всякий случай помахал хвостом сладкому озеру и пошел гулять. Все-таки целыми днями в душной норе сидеть не всякому под силу. Даже барсуку это тяжело. Зато ночь его!

Вернулся он только утром, совсем уже светло было. Шерсть у него вся пропахла росой и цветами да немножко лягушками и жуками, которых он ел. Но больше, конечно, росой и цветами. А еще сладким березовым соком из лесного озера.

Только хотел барсучок в последний раз перед заходом в подземелье почесаться о любимую сосенку, как вдруг увидел мальчишку в клетчатой рубашке. Мальчишка копал лопатой его нору, только земля летела в разные сторо

ны! Барсучок присел под сосенкой, притаился. Даже когда ему комок земли на голову свалился, не убежал, а к стволу прижался.

Землю копал Цыкун, известный в поселке хулиган и разоритель птичьих гнезд. Он разорял гнезда, бродя в перелесках вокруг поселка... А теперь и до барсука добрался, решив разорить его нору или даже поймать ее хозяина живьем. Что делать с пойманным барсуком, Цыкун еще не придумал. Но главное — раскопать и поймать. От усердия у Цы-куна на лице потемнели веснушки. Он утерся от пота, цыкнул сквозь зубы слюной и продолжал копать. Его и Цыкуном прозвали за это умение цыкать сквозь зубы.

Хотя Цыкун считал себя бесстрашным, в глубине души он, конечно, боялся барсука. А вдруг укусит? К тому же он никогда не бывал так далеко в лесу. Поэтому он нервно цыкал и копал торопливо.

Прервался он, когда совсем упарился. Сня,л с себя рубашку и бросил ее на сосенку, которая росла рядом. Ведь он не знал, что под сосенкой барсучок сидит. Рубашка прямо на барсучка и упала.

Испугался Цыкун, увидев, что его клетчатая рубашка фыркает и бежит к норе.

— А-а-а! — закричал он на весь лес...

Никогда Цыкун так быстро не бегал. С размаху он упал в лесное озеро. Озерцо совсем мелкое. Цыкун только барахтался в теплой водичке, размазывая донный ил по лицу.

— У-упь! Ву-ипь! — закричало озеро.

А Цыкун вдруг увидел серую, покрытую пухом змею с костяным носом. Если Цыкун своей рубашки испугался, то от змеи шарахнулся так, что столб воды над озерцом поднялся. Откуда только силы взялись. Ведь Цыкун не знал, что змея с костяным носом была безобидной птицей и ничего плохого сделать ему не могла. А кричала она так страшно, чтобы отпугнуть от гнезда и защитить свое озеро.

С тех пор Цыкун в лес не ходит. Даже на опушках и перелесках, где он раньше разорял птичьи гнезда, не появляется. Потому что боится встретить свою ожившую рубашку и змею с костяным носом.

Барсучок по-прежнему живет в своей норе. Гуляет по ночам, лакает воду из любимого озера. Слушает, не боясь, страшные крики кургузой и мирной птицы с длинной шеей, которая сторожит озеро и выводит на нем своих птенцов.

В. ХАРЧЕНКО

ЕЛКИНО ЧУДО

То, что я увидел тогда на лесной поляне, показалось чудом. Вначале даже не поверил глазам. Может быть, это просто какое-то недоразумение. Бывает же так: положишь очки

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?