Юный Натуралист 1988-11, страница 7

Юный Натуралист 1988-11, страница 7

ЯБЛОНИ В СТЕПИ

Дорога идет то вверх, то вниз. Ни травинки, ни деревца вокруг. Только пески. Автобус приближается к Элисте. «Элст» в переводе с калмыцкого значит «песчаное». И вдруг... Словно веселый ковер на дороге. Цветы... Красные, синие, желтые. И в этом разноцветий приютился домик. Не сказка ли?

Как водится в сказках, у входа в это царство — калитка. Здесь не надо смазывать ворота маслом и давать пирожок собаке. Пропускают и так — очень рады гостям. Здравствуйте! Кто тут живет?

ЖУРА И ЕГО ДРУЗЬЯ

Гусенок застенчиво, боком-боком шел мне навстречу. Настороженно поглядывал. Но любопытство все-таки брало верх.

— Это наш новенький,— представил его Очир Горяев.

И тут Деля Мугиряева, Вова Дорджиев и Света Жигачева засыпали меня вопросами. Уж очень им хотелось познакомить меня со своими питомцами.

— А вы журавля нашего видели? А индоуток?

Вскоре я уже слушала их рассказ о том, как это начиналось...

Был у ребят на республиканской станции юных натуралистов старший друг — комсомолец Улдис Кнакис. Приехал на работу из Латвии. Это он организовал в Калмыкии специальный отряд для охраны редких животных — сайгаков. Часто приходил

на станцию, рассказывал о своей работе, приносил подраненных, попавших в беду зверей и птиц, учил, как ухаживать за ними. Но в одну из ночей Улдис погиб от пули браконьера. В память о друге посадили юннаты тополиную аллею. Деревья поднялись высоко над головами ребят как живой памятник тому, кто заботился о природе и охранял ее. А еще они организовали клуб любителей природы имени Ул-диса Кнакиса. Клуб стал по-настоящему добрым домом для зверей и птиц, где они находят и хорошее содержание, и лечение. А его главный «айболит» — Григорий Валентинович Данильченко, сам был здесь когда-то юннатом, теперь студент биологического факультета университета. Именно у него учатся ребята понимать зверей и птиц, оказывать им первую помощь.

Они вспоминают, как с Журой-журавлем однажды беда случилась. Плыла в поднебесье четким кли

ном журавлиная стая. И вдруг грянул выстрел браконьера. Один журавль упал. Стая улетела, а он бежал и бежал ей вслед, волоча по земле ставшее тяжелым подбитое крыло. Потом лег, обессиленный. Добрые руки подняли птицу. Журавль еще не понимал, что это спасение, и из последних сил бился и щипал людей. В первые дни он ничего не ел, забился в угол. Но потом осмелел, важно расхаживал по клетке, заглядывал в дневники ребят, которые записывали там свои наблюдения за ним.

КАКАЯ КРАСИВАЯ ЗЕМЛЯ!

«Александр Николаевич, как птицы понимают друг друга?» «А правда,

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?