Юный Натуралист 1991-02, страница 35

Юный Натуралист 1991-02, страница 35

33

что дельфины очень любят быстрые, подвижные игры с человеком. В этот раз, вдоволь наплававшись друг за другом, мы приблизились к мостку, возле которого я обхватил животное руками и положил его голову себе на плечо, поглаживая бока, брюхо, спину, лобный бугор и грудные плавники животного. Дельфин замер, разомлел, потом закрыл глаза и перестал двигаться — совершенно перестал шевелить хвостом, грудными плавниками, удерживаемый на поверхности воды исключительно моими усилиями. Напомню вам, дорогие читатели, что дельфины — это млекопитающие животные, то есть такие же теплокровные и дышащие атмосферным воздухом существа, как собаки, кошки, обезьяны и, в конечном итоге, мы сами. В отличие от многих рыб они не имеют воздушного пузыря и, находясь в неподвижности, тонут в воде.

В воде дельфин весит не так уж и много, но через некоторое время мне стало тяжело удерживать его на плаву. Я разжал руки и увидел, что животное медленно опустилось на дно с закрытыми глазами. Прошло секунд пят-надцать-двадцать, а он продолжал лежать на дне, не подавая признаков жизни. Обеспокоенный, я нырнул,

обхватил его и вынес вновь на поверхность. Как только голова дельфина высунулась из воды, находящийся в теменной части головы дыхательный клапан открылся, дельфин вдохнул воздух, но продолжал оставаться неподвижным. Я погладил его, еще немножко подержал на руках и снова отпустил. Дельфин так же плавно, как в первый раз, медленно опустился на дно с закрытыми глазами и снова остался лежать без движения. Мое сердце дрогнуло. Вид неподвижного, беспомощного друга заставил меня снова нырнуть и поднять его на поверхность. Ладонью я прощупал сердце дельфина. Оно билось нормально, но животное продолжало оставаться неподвижным. Подержав дельфина некоторое время на плаву, я снова был вынужден отпустить ею.

Так продолжалось много раз, после пятнадцати-двад-цати таких подъемов я окончательно выдохся и стал соображать, что же делать дальше. Уверяю вас, что насколько «нелегкая это работа — из болота тащить бегемота», настолько же непроста и работа по подъему к поверхности воды моего трехсоткилограммового морского приятеля. После нескольких первых всплытий

вместе с дельфином я убедился в том, что он исправно дышит, когда дыхательный клапан оказывается на воздухе, а сердце так же четко бьется, как и всегда. Появились сомнения в его плохом самочувствии. Решил в конце концов отпустить дельфина и посмотреть, что же будет дальше.

Итак, я расположился у мостка, опустив голову в водолазной маске в воду, и стал наблюдать за дельфином. Более минуты он лежал неподвижно с закрытыми глазами. Потом обращенный ко мне глаз приоткрылся, дельфин стал подглядывать и, не дождавшись очередною удовольствия от бесплатного путешествия наверх, шевельнул хвостом и как ни в чем не бывало сам поплыл по отсеку. Не скрою, что хотя я уже был уверен именно в таком исходе этой игры, тем не менее вздохнул с облегчением.

И шимпанзе меня однажды заставили поволноваться. Прежде опишу несколько поподробнее обстановку, в которой проводились опыты с этими животными. Комната, где я работал, была очень большой, продолговатой формы. Внутри ее помещалась клеть, установленная таким образом, что с трех сторон между стеной комнаты и решеткой оставалось узкое пространство, позволявшее проходить людям мимо. Ширина прохода была рассчитана таким образом, чтобы в любом случае, как бы ни вытягивала обезьяна руку, между ней и человеком оставалось бы не менее десяти сантиметров. С четвертой стороны имелось большое пространство, специально оставленное для размещения исследователей и экспериментального оборудования.

В тот день мы с товарищем, расположившись на безопасном расстоянии от клетки, готовили установку для предстоящих опытов. Мой товарищ только недавно прибыл в антропоидник и, как

V ".{•:

а 'Я

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?