Костёр 1967-04, страница 35




Костёр 1967-04, страница 35

— Товарищ Ленин! Ильич! — выговорил он наконец. — Я же вас узнал! Я же нынешней весной вашу речь слушал, на Красной площади. Вы с грузовика говорили!

Лесник нахмурился. Ему было известно, что Ленин любит отдохнуть незаметно, а тут навязался непрошеный человек.

Но Владимир Ильич не выказывал никакого огорчения:

— Так вы с конного завода? — обратился он к парню. — Присаживайтесь! Чай у нас горячий!

Парень сел на краешек чурбака. Он не отрывал глаз от своего собеседника. Невежливо смотреть с таким упорством, по парень, наверно, не в состоянии был думать об этом сейчас.

— А лошадей у вас много? — спросил Владимир Ильич. — А как с сеном?

Парень точно очнулся:

— Товарищ Ленин! — горячо заговорил он вдруг. — Завод наш близко. Версты три отсюда. Как раз у дороги. На вашей машине — десяток минут... Поглядите сами на наше хозяйство... У нас товарищ Зауринь Ян Янович комиссаром. Имеет два красных ордена, руку потерял в бою... И другие буденовцы работают...

Ленин задумался на секунду, вынул часы из кармана:

— Как, обернемся? — спросил он у шофера.— В Москву нам нужно поспеть к шести.

— Обернуться можно, Владимир Ильич, — ответил шофер. — Но только уж вы ненадолго. Иначе трудновато будет...

В первую минуту Ян Янович Зауринь совсем растерялся: вытянувшись по-военному, хотел отрапортовать председателю Совнаркома, но ни одно слово не приходило в голову.

А невысокий человек в полушубке, в шапке-ушанке говорил улыбаясь:

— Захотелось сегодня подышать чистым воздухом, побродить по лесу... Вот товарища Зинина повстречали с вашего завода... Он и показал дорогу сюда... Как вы здесь живете? Как дела идут?

— Дела у нас только начинаются, — ответил Ян Янович, — начинаем почти что на пустом месте.

И, уже совсем не волнуясь, рассказал, что здесь, в этом подмосковном лесном углу, был до революции конный завод, принадлежавший какому-то барону или графу. Были тут и породистые лошади, и целый штат конюхов, объездчиков и всякой прочей обслуги.

Перед самым Октябрем оборотистый барон или граф ухитрился распродать почти всех лошадей, а сам удрал за границу. От обслуги ;оже почти никого не осталось. А в первые дни

революции — наверно, по наущению бывшего владельца — кто-то поджег конюшни, сараи. Но все же кое-какие строения с имуществом уцелели. Удалось собрать десятка полтора лошадей. И народ пришел хороший — из буден-новских конников. Из старых работников тоже некоторые вернулись...

Владимир Ильич слушал, подавшись вперед, точно боясь пропустить хоть одно слово. Достал из кармана записную книжку, карандаш, сделал какие-то пометки.

— Наркомзем, военное ведомство помогают?— спросил он. — Не очень?! Это их прямое дело! Я им напомню, а вы, если понадобится, обращайтесь прямо ко мне!

За дверью комнаты, где шел этот разговор, слышались приглушенные голоса, скрип дощатого пола, кто-то отчетливо произнес: «Тише вы! Тише!»

— Владимир Ильич! — сказал товарищ Зауринь.— Люди знают, что вы здесь. Хотят войти!

— Что за вопрос? Обязательно! И я хочу их видеть!..

Шофер возился воз.ле автосаней, разогревая мотор — боялся, как бы не застыл он на морозе. А мороз был крепкий, пожалуй, не меньше двадцати градусов.

Через полчаса шофер заглянул в комнату, где собралось все небольшое население конного завода. Картина была для него знакомая: никакой чинности тут не соблюдалось. Владимир Ильич, с шапкой в руке, стоял у стола, люди тесно сгрудились вокруг.

— Нет сомнения, что придет такое время, когда мы пересядем с коня на трактор, — говорил он. — Создадим машины в тысячи лошадиных сил... Но это в будущем. А пока мы еще нуждаемся в натуральной лошадиной силе...

— Еще не отжила лошадка свой век! — сказал кто-то.

— Совершенно верно, товарищ! — ответил Владимир Ильич. — Она требуется нам везде и всюду: и в городе, и в деревне, и для нашей Красной армии, — взгляд его упал на шофера, который подошел поближе. — А сейчас, товарищи, я должен уезжать, а то не поспею в Москву ко времени...

Толпою пошли провожать Ленина. Товарищ Зинин шел рядом — счастливый, сияющий, в шлеме, свернувшемся набок. Он чувствовал себя героем дня...

Вернувшись к автосаням, шофер с силою крутанул ручку мотора. Послышались оглушительные хлопки, машина дернулась несколько раз, окуталась черным дымом и заглохла,

31



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?