Костёр 1967-04, страница 32




Костёр 1967-04, страница 32

законы. Несколько поколений инженеров не проводило без них ни одном сложного расчета...

Голеевский и его единомышленники не сдались. Киноаппарат и микроскоп позволили им получить кадры, неоспоримо показывающие, как поток воды производит мельчайшие разрушения на поверхности омываемого тела.

— Да,— как бы про себя произнес Паганель,—я понимаю, микроскоп раскрывает нам невидимое. Но киноаппарат? Я помню первые интереснейшие опыты братьев Люмьер — фотография движущихся изображений. Но я был тогда далек от мысли, что кинематограф может стать орудием науки.

Истина восторжествовала! Проверили опыты ученых, создававших прежнюю теорию динамики. И выяснилось вот что.

Многие из прежних опытов были проведены с помощью настолько несовершенных приборов, что никак не могли дать правильных результатов. Ну, например, разве придет кому-нибудь сейчас в голову изучать звезды с помощью подзорной трубы? Или взвешивать атомы вещества на аптекарских весах с гирьками?..

С другими опытами получилось и вовсе нехорошо. Оказалось, что их результаты просто-напросто... подделали.

Когда основателя теории динамики, немецкого ученого Прандтля, спросили, что же такое могло получиться, он строго ответил:

— Они верили моей теории больше, чем своим глазам.

Он имел в виду своих учеников и, по-видимому, не очень был доволен ими...

Вот куда может завести безудержная вера в перо и бумагу, в незыблемые, слишком авторитетные правила.

— Да, — вздохнул профессор Паганель, выслушав рассказ, — и мне были свойственны подобные заблуждения, вот так и я, ни разу не побывав на Японских островах, однажды поместил их в атласе на территорию Америки. И до сих пор не могу простить себе этой ошибки!..

— Извините, — неожиданно обратился к автору мальчик. — А стоило ли столько времени тратить на то, чтобы вместо одной теории создавать другую?

Положительно, у этого мальчика вопросов было больше, чем нужно!

— Один великий ученый сказал: «Нет ничего практичнее, чем правильная теория». Из правильной теории, — объяснил ему автор, — люди рано или поздно сумеют извлечь пользу.

— А из теории Голеевского? — не отставал мальчик.

— И из нее тоже. Да вот хотя бы: Голеевский сумел создать новый тип бесшумного мотора. Ведь ты, надеюсь, не забыл, что через глушитель выходит поток отработанных газов?

— Да, — поспешно сказал мальчик и почему-то покраснел.

— Так вот, Голеевский предложил вернуть эту струю обратно и сделал мотор более мощным. Представляешь: бесшумные автомобили, бесшумные корабли, бесшумные заводы...

Больше мальчик ни о чем не спрашивал автора. Он задумался. А это очень хорошо, когда мальчики начинают задумываться. Особенно в таком возрасте.

Член-корреспондент Клуба Ю. Колодин



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?